[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Hasta, Irkina, julia-sp, АгатА 
Форум » Библиотечная секция "Гет" » Другие пейринги » "Счастливые грешники" ((Автор:Lenny Cosmos,R,АГ,ТН,Drama,Макси,в процессе.))
"Счастливые грешники"
MollywobblesДата: Понедельник, 30.04.2012, 22:56 | Сообщение # 1
Новичок
Магистр
Награды: 3
Репутация: 47
Статус: Нет на месте
Название:"Счастливые грешники"
Автор: Lenny Cosmos
Пэйринг:Астoрия Гринграсс/Теодор Нотт
Астoрия Гринграсс/Драко Малфой/Гарри Поттер, Дафна Гринграсс, Джинни Уизли, Панси Паркинсон.
Рейтинг:R
Жанр:Drama
Размер:Макси
Статус:В процессе
Саммари:Совсем еще юная Астерия находится в центре своего личного одиночества, прививаемого строгими родителями. Единственное спасение она находит в дружбе с мальчиком, чьи понятия о жизни с каждым годом все сильнее отдаляются от ее собственных. Между тем начинается война.
Предупреждение:присутствуют титулы
Разрешение на размещение:получено.
От автора:Часть 1




Сообщение отредактировал Mollywobbles - Понедельник, 30.04.2012, 23:01
 
MollywobblesДата: Понедельник, 30.04.2012, 22:57 | Сообщение # 2
Новичок
Магистр
Награды: 3
Репутация: 47
Статус: Нет на месте
Часть I: Убийца. Глава 1

И спаслась она бегством из объятий Зевса, и была превращена в перепёлку, бросилась она в Эгейское море и стала камнем.


* * *


— Et mes souliers? Et mes bas? Tenez, je crois que je vais danser! [1] — воскликнула Дафна, вертясь перед зеркалом то так, то эдак.

— Не крутитесь, барышня, а то уколю шпилькой, — попросила Аннет и подколола подол голубого платьица последней булавкой. — Фух, мисс, теперь готово.

— Асти от зависти лопнет, — довольно прошептала Дафна, разглядывая свой новый наряд. — Да, Аннет? Ведь лопнет?

— Да, мисс, — кивнула девушка. — Конечно, мисс.

Дафна усмехнулась так, что молодой няне стало жутко. Не пристало маленькой девочке быть таким дьяволенком и улыбаться так страшно и насмешливо. А уж тем более — насмехаться над собственной сестрой, да разве же ей возразишь. Такой крик учинит...

— Mon ange! [2] — воскликнула леди Гринграсс, появляясь в дверях. — Ох, как же ты красива!

Девочка просияла и повертелась на месте, демонстрируя платье. Леди Гринграсс промокнула глаза кружевным платочком — старшая дочь была ее радостью и каждый раз, глядя на Дафну, женщина вспоминала себя саму.

Все это время младшая дочь лорда и леди Гринграсс сидела на широком подоконнике той же комнаты, отгороженная от мира тяжелыми бордовыми портьерами. Временами она порывалась заплакать от глубокой обиды, но заставляла себя вернуться к чтению детской книжки с прекрасными картинками, что изображали обитателей волшебных лесов и морских глубин. Ее фантазию захватили греческие Сирены — прелестные русалки, что чарующими песнями заманивают плывущих мимо путников, которые, забыв всё на свете, подплывают к волшебному острову и погибают вместе с кораблями [3], поэтому, когда голоса стихли, Астерия не сразу оторвалась от своего занятия.

— Мисс Асти, вы тут? — послышался женский голос рядом с местом, где пряталась девочка. Астерия встрепенулась и осторожно выглянула из-за портьеры.

— Они ушли? — тихо спросила она.

— Ушли-ушли, — уверила ее Аннет. — Вылезайте, мисс, холодно, еще простудитесь. Чего вы тут прячетесь?

— Так ведь это мой День рождения, — вдруг всхлипнула Астерия. — Мой, понимаешь, Аннет? А они даже не вспомнили! А у Дафны... А ей... А она...

Губы Астерии задрожали и так тщательно сдерживаемые слезы покатились по бледным щекам.
— О, мисс, — всплеснула руками Аннет. — Умоляю вас, не плачьте!
Она засуетилась, разыскивая что-то в комнате, которую она занимала на правах няни, заглядывала во все ящички письменного стола, пока не нашла сверток, обернутый коричневой бумагой.

— Вот, мисс... Я кое-что для вас купила. Конечно, ничего особенного, но как ваш отец заплатит мне жалованье, так мы с вами вместе пойдем и что-то выберем для вас... Все, что захотите, обещаю. Только не плачьте.

Аннет протянула девочке подарок и замерла, прикусив губу. На самом деле она выбирала его с особой тщательностью, зная, что родители вряд ли вспомнят о своей младшей дочери.

Аннет работала в доме Гринграссов всего три года, но уже успела всей душой прикипеть к этим двум маленьким девочкам, хоть тихую Астерию она любила все же больше, чем избалованную Дафну. И сейчас, наблюдая за девочкой, что дрожащими от волнения пальцами разрывала упаковочную бумагу, она чувствовала жалость к ней. Лишенная родительского тепла не по своей воле, а всего лишь потому, что не родилась мальчиком, Астерия не была похожей на свою шумную сестру. Она любила сказки и могла часами наблюдать за насекомыми в саду, тогда как старшая с большей охотой бы занялась танцами или пением.

— Ох, Аннет, спасибо! — воскликнула Астерия, прижимая к груди новую книгу. — Можно я тебя обниму? Пожалуйста?

— Конечно, мисс, — грустно улыбнулась няня и осторожно погладила девчонку по светлой макушке. — Давайте я вам косы заплету?

По дороге в свою комнату Астерия не переставала прижимать к себе свой подарок. Желание прочесть новую историю постепенно оттеснило детскую обиду и девочка чувствовала себе немножечко счастливей.

По коридору, ведущему в ее спальню, маленькая Астерия уже привычно кралась. Она боялась ужасного портрета, висевшего прямо посередине стены — отвратительная Урсула Флинт, дальняя родственница отца, удостоенная такого почетного места, как казалось Астерии, именно по причине того, что ее страшилась девочка. У несносного портрета была ужасная привычка — кричать и осыпать проклятиями любого, кто нарушит его сон. Картина кричала так громко, что ее легко можно спутать с банши [4], так звонко, что стекла на всем этаже дрожали. А самое кошмарное — Урсула всегда ждала, пока к ней повернутся спиной.

Вот и сейчас — портрет слишком громко храпел, чтобы казаться действительно спящим, замышляя, очевидно, очередную пакость. Астерия скрестила указательный и средний пальцы, глубоко вздохнула и прижалась спиной к противоположной от портрета стене. Шажок за шажком, не сводя глаз с картины, еще немного — и конец коридора, она будет в безопасности.

Хлип! — предательская половица скрипнула у девочки под ногой. Портрет раскрыл злые глаза и вперил в Астерию взгляд.

— ТЫ!

— О нет, нет, прошу, — взмолилась Астерия. — Только не кричите, пожалуйста, не ну...

— КАК ТЫ ПОСМЕЛА БУДИТЬ МЕНЯ, МАЛЕНЬКАЯ ДРЯНЬ! ЧТОБЫ ТЕБЯ СВАРИЛИ В ЖАБЬЕЙ ИКРЕ, ТЫ, ГАДКАЯ ДЕВЧОНКА! НАДЕЮСЬ, ТЫ НАТКНЕШЬСЯ НА ОСИНОЕ ГНЕЗДО!

— ОПЯТЬ ... РАЗБУДИЛА... УРСУЛУ! — из своего кабинета уже спешил разъяренный отец. — АСТЕРИЯ!

Дело принимало неожиданный поворот. Гнев отца был намного страшнее проклятий какого-то глупого портрета, но бежать уже было поздно.

— Астерия! Сколько раз тебе повторять — не дразни портрет! — забрюзжал лорд Гринграсс, за последние несколько лет утративший часть своей шевелюры.

— Отец, клянусь, она сама... Я не...

— Ложь! — воскликнул мужчина, хватая ее за руку. — Твои притворство и жажда внимания уже изрядно мне поднадоели, Астерия!

Не обращая внимания на протесты дочери, он поволок девочку в ее комнату и бесцеремонно протолкнув ее вовнутрь, захлопнул дверь.

— Будешь сидеть здесь, пока я не решу, что ты заслужила выйти, невоспитанная девчонка!

Щелкнул замок, и Астерия вздрогнула. Лорд Гринграсс еще что-то побурчал, потоптавшись у дверей комнаты дочери, потом смачно сплюнул и отправился к себе наверх, продолжая возмущаться недостойным поведением. Как только за отцом утихли шаги, Астерия придвинула к двери стул. Против магии любые ограждения бессильны, но так она чувствовала себя спокойней. Закончив оборонительное сооружение, девочка забилась в самый дальний угол своей комнаты и только потом дала волю слезам.

— Ненавижу тебя, — пробормотала она, обхватывая колени руками. — Ненавижу.

Ее охватило понимание несправедливости происходящего, такое, какое может возникнуть только у ребенка. Все видели в ней упрямую, своевольную и совершенно необузданную натуру, коей Астерия Гринграсс еще не успела стать, а если бы и стала — то только по их вине. Сейчас же девочка этого не понимала. В ее голове зрели мысли о бунте, она вынашивала планы избавления и мести за нанесенную ей обиду: сбежать из дому или голодать, пока тело не покинут последние силы. Чтобы тогда мама и папа поняли... Что именно родители должны были понять, Астерия пока не знала, но чувство, плотно укоренившееся в ее сердце, грозилось подарить ей разгадку этой тайны.

Затуманенный слезами взгляд девочки блуждал по стенам спальни, подолгу останавливаясь на изображенных на них парусниках. Комната была рассчитана на мальчика, так как до самого появления Астерии на свет леди Гринграсс была уверена, что родит сына. Целители из больницы им. Святого Мунго уверяли, что произошла какая-то ошибка, что они не виноваты в сбое ультрасовременного оборудования, но лорда Гринграсса уже было не остановить. Знаете ли вы, как страшен в гневе человек, мысленно уже учащий сына держаться в седле? Целитель Уорвик был ранен на дуэли и пролежал в травматологии несколько месяцев в очень тяжелом состоянии.

Сейчас же, разглядывая ненавистные раньше кораблики, девочка мечтала о том, что однажды за ней приплывет похожий и заберет ее далеко-далеко, туда, где ее не найдут. Туда, где она будет счастлива, где никто и никогда не забудет о дне ее рождения. Туда, где у нее будет хоть один, но верный друг. Погруженная в грустные мысли, девочка даже не заметила, как уснула.

Лишь плеск волн, ударявшихся в борт корабля, и легкий свист ветра в его туго натянутых вантах нарушали величественное безмолвие океана.

— Бах! — что-то оглушительно врезалось в штирборт [5]. — АСТИ, ОТКРОЙ ДВЕРЬ!

Астерия заморгала, щурясь от света. Ей снились русалки и пиратский корабль, а она сама была капитаном...

— АСТИ! — Дафна изо всех сил забарабанила по двери кулаками. — ВПУСТИ!

Горько вздохнув, Астерия отодвинула стул и позволила сестрице впорхнуть в комнату.

— Чего тебе? — тихо спросила она, хмуро наблюдая за Дафной. — Если папа узнает, что ты здесь, меня накажут.

— Да ты и так наказана, — беспечно отмахнулась девочка и нагло забралась на кровать Астерии. — Я прячусь от Аннет, она вздумала, что сегодня мне необходимо учить это... слогание.

— Сложение? — переспросила Астерия, подбирая с пола подушку, сброшенную с кровати сестрой.

— Да какая разница, — скривила губы Дафна. — Хоть ублажение.

— Умножение, — машинально исправила ее Астерия.

Дафна застонала, закрывая уши руками.

— Бла-бла-бла, я тебя не слушаю, — затараторила она. Астерия обиженно замолчала.

— Право, Асти, ты так занудна, что я не удивлена, что о твоем дне забыли, — воскликнула Дафна и в притворном ужасе прикрыла рот ладошкой. — Ой!

— Что? — переспросила Астерия, поднимая на сестру заплаканные глаза. — Ты знаешь какой сегодня день?

— Среда, — ухмыльнулась Дафна. — Конечно же, я знаю, Асти. Все знают.

— Но почему...? — губы Астерии вновь задрожали. — Почему...

— Почему что? Почему ты не получила ни открыток, ни подарков? — хохотнула Дафна. — У маленькой Асти сегодня день рожде-енья, а никто так и не поздравил! У маленькой дурочки нет друзей!

Астерия вспыхнула, но ничего не сказала. «Думай о русалках, думай о русалках», — беззвучно шептала она самой себе.

— А что это у тебя? — голос Дафны раздался словно издалека. — Дорогой Астерии в День ее рожденья... От Аннет? Книжка?

Русалки. Русалки. Русалки. Русалки.

В реальность Астерию вернул звук разрываемой бумаги. В ужасе она повернулась к сестре — в кулаке Дафна сжимала несколько красочных страниц, с мясом выдранных из ее книги.

— Что ты наделала? Что ты наделала! — закричала Астерия, пытаясь отобрать у сестры свой подарок.

— Давай же, отбери, — захохотала Дафна, отскакивая от нее.— Ай!

Астерии с ужасом отпрянула — подол нового платья сестры полыхал.

— Ма-а-ама! — закричала сестра. — Мама, она опять это сделала!

Отбросив книгу Астерии в сторону, словно это было что-то ядовитое, Дафна толкнула сестру плечом и выбежала, продолжая визжать. Это сулило новые наказания, но девочке уже было все равно. Подняв с пола вырванные страницы, она аккуратно разгладила их и вложила на их места в книге.

Вечером, когда скандал утих, и девочек отправили в кровати, Астерия молитвенно сложила руки и подняла глаза в синее небо.

— Я не знаю, как правильно это делается, — неуверенно начала она. — Но Аннет говорит, что если загадать желание вечерней звезде, оно обязательно сбудется.

Она замолчала, вглядываясь в темнеющий небосвод. Она не знала, что тому было причиной — усталость или огромное желание, чтобы это было правдой, но девочке показалось, что одна из звезд слабо мигнула.

— Я прошу... Пусть у меня будет друг. Просто друг, больше мне ничего не нужно, — прошептала она. — Пожалуйста.

Тишина была ей ответом.
_________________________________________________________________________
[1] — Мое платье идет мне?.. А туфли? Я, кажется, сейчас танцевать начну! (фр.)
[2] — Мой ангел! (фр.)
[3] — Гомер. Одиссея XII, 39 и след.
[4] — женщина, которая, согласно поверьям, является возле дома обречённого на смерть человека и своими характерными стонами и рыданиями оповещает, что час его кончины близок.
[5] — правый по ходу движения борт судна.


 
MollywobblesДата: Понедельник, 30.04.2012, 22:58 | Сообщение # 3
Новичок
Магистр
Награды: 3
Репутация: 47
Статус: Нет на месте
Глава 2


Прошло время, а в Оксфордшире ничего не поменялось. Большой, просторный дом с балконами и верандой, стоял, как и прежде, окруженный цветочными клумбами и старыми яблонями. В доме была прислуга: няня Аннет, эльфиня-кухарка Милли и Джонсон — садовник и, одновременно, конюх. Присутствие этих людей делало небогатого лорда Гринграсса спокойным за свою репутацию в обществе, а леди Гринграсс — свободной от тех обязанностей, которыми женщинам ее уровня не подобает заниматься, если они не хотят растратить свою очаровательность.

Главной радостью чопорной парочки была Дафна — девочка-слизеринка, уже окончившая первый курс обучения в Хогвартсе. Дафна ощущала себя центром мироздания, была эгоцентричной и легкомысленной, чем и привлекала всеобщее внимание. Не самые блестящие отметки с лихвой окупались многообещающими внешними данными.

Впрочем, у лорда и леди Гринграсс была еще одна дочь, которая сейчас спокойно спала в своей кровати. Астерия уже давно лишилась веры в чудо. Раньше она вставала ранним утром, исполненная надежд, проводила день в трепетном ожидании, а вечером снова засыпала, мечтая о том, что ее желание исполнится, но время шло и, наученная горьким опытом, Астерия перестала верить в сказки.

Девочка проснулась внезапно, как после страшного сна, когда чувствуешь, что что-то плохое вот-вот настигнет тебя. Ветер шевелил белые занавески, в комнате тихо тикали старые часы. Астерия вцепилась в одеяло и, не отрываясь, смотрела на окно. Все, что она чувствовала в этот момент — безграничный ужас. Она пыталась заставить себя думать о чем-то другом, пыталась считать до десяти, но страх не отпускал ее.

Стук повторился. Тихий-тихий, как будто кто-то легонько скреб когтями по стеклу. Спину девочки прошиб пот. Она не могла отвести взгляда от окна, не могла ни пошевелиться, ни выдавить из себя какой-то звук. Тик-тик-тик. Стрелка приближалась к полуночи. В глазах у Астерии рябило, она боялась моргнуть, и от этого ей стало казаться, что, там, снаружи, зависнув на уровне второго этажа, кто-то был. Кто-то, кого Астерия видеть не хотела. Кто-то, кто лишал ее всякой надежды, кто не давал ей представить, что она когда-нибудь будет счастливой. Что-то давило на ее, она задыхалась, липкий страх окутывал ее тонкими нитями. Девочка испуганно сжалась на своей кровати, словно маленькая бабочка, попавшая в сети жирного паука.

Порывы ветра становились все сильнее, а стук, хоть и затерянный в звуках стихии, никуда не исчез. Напротив, он становился громче, отчетливей и, безусловно, страшней. Астерия моргнула, и в эту секунду окно с грохотом растворилось от сильного порыва ветра, белые занавески взметнулись к потолку, а по полу мелькнула тень. Она увидела существо, что пришло из мира тьмы и гнили, существо, что приносило за собой уныние и гибель. И тогда Астерия закричала.

В коридоре послышались торопливые шаги, в комнату буквально ворвалась няня Аннет. Она была в ночной рубашке, с растрепанных волос съехал накрахмаленный чепчик и весь ее вид говорил о том, что женщина только что вскочила с кровати. Но в руках ее была волшебная палочка, а на лице её была написана готовность к самым решительным действиям, так что становилось понятно — за «своего» ребенка она готова была полезть в самое пекло.

Астерия продолжала дрожать, глядя на распахнутое окно, но тени, парящей над полом, больше не было. Аннет заглянула за занавески, осмотрела всю комнату и, бросив взгляд на шкаф, облегченно вздохнула.

— Это всего лишь филин, мисс. Филин вашего отца. Мораг, что тебе здесь нужно? — она протянула птице руку и позволила перелететь на свое плечо. — Одну секунду, мисс, вынесу его в коридор.

Когда она вернулась, Астерия была без сознания. Няня испуганно всплеснула руками и завозилась со своей любимицей, позвав кухонного эльфа с мокрым полотенцем в одной тощей лапке и чашкой мятного чая в другой.

— Ой, мисс, что же это вам такое привиделось... Я до смерти испугалась. Уже Мерлин знает, что в голову приходило, пока до вас добежала.

— Что здесь происходит? — лорд Гринграсс, облаченный в старомодную ночную рубашку и колпак, заглянул в комнату. — Астерия, что снова стряслось? Крик такой подняла, будто тебя резали! Нарочно?

Покосившись на все еще бледную девочку, Аннет проявила неожиданную твердость по отношению к хозяину, которого она в обычное время старалась избегать.

— Ничего, сэр, заболела девчонка, кошмар приснился, с кем не бывает? Вы идите-идите, вам завтра вставать рано, — она решительно подтолкнула опешившего от такого обращения мужчину к выходу. — Мы тут сами справимся, ступайте.

— По какому праву вы... — попробовал возмутиться лорд, но Аннет, втиснув ему в руки мокрое полотенце, уже захлопнула дверь.

— Возмутительно, — пробурчал лорд Гринграсс и, шлепая мягкими домашними тапочками по полу, отправился досыпать.

— Бедная вы моя девочка, — покачала головой няня и заботливо подоткнула воспитаннице одеяло. — Этого филина и Сами-знаете-кто испугался бы.

А утром стало известно, что под Оксфордширом поймали дементора.

— Олухи! — воскликнул лорд Гринграсс, потрясая «Ежедневным пророком» за завтраком. — Кретины! Куда смотрит это чертово Министерство?

— Сэр, — позволила себе заметить Аннет, — тут девочки. Какой пример вы им подаете?

Дафна хихикнула, размазывая по своей тарелке джем — за время обучения она наслушалась и не такого от Терренса Хиггса и Майлса Блетчли — участников команды по квиддичу, рядом с которыми она постоянно крутилась.

— Что? — лорд ударил по столу ладонью. — Вы будете указывать, что мне говорить при собственных дочерях? Пусть знают, что авроры яйца выеденного не стоят! Дементоры! У поместий! Пусть напускают их на этих дебилов — маглов, но у поместий волшебников! Дементоры!

— Я попросила бы вас, — вздрогнув, продолжила няня, — не...

Лорд Гринграсс угрожающе приподнялся со стула:

— Если вы продолжите свою фразу, можете считать себя безработной, — процедил он. Аннет покосилась на Астерию — девочка умоляюще качала головой. Леди Гринграсс безмятежно мешала чай крохотной ложечкой.

— Простите, сэр, — выдавила няня и снова опустилась на свое место. Лорд Гринграсс усмехнулся и вернулся к своей газете.

— Папочка, — подала голос Дафна. — Я знаю, что ты не любишь, когда у нас гости, но можно мне пригласить нескольких школьных друзей? Здесь просто мрак, как скучно...

Лорд смерил ее суровым взглядом, но Дафна состроила такую умильную рожицу, что он растаял.

— Почему бы и нет, милая.

— Charmant! [1] — довольно захлопала в ладоши Дафна. — Спасибо, папочка.

— Отец, а можно мне... — тихо начала Астерия, комкая в руках салфетку. — Можно я...

— Можно! Можно! — рассердился мужчина. — Дадут мне сегодня в этом доме прочесть новости?

— Сэр, Астерия хотела сказать, что ей нужно в Косой переулок за школьными принадлежностями, — поспешила ей на помощь няня. — Мы бы не тревожили вас, но нам нужны деньги...

— Да делайте, что хотите, — отмахнулся от нее мужчина, и больше от него нельзя было добиться ни слова.

Остаток завтрака прошел в полном молчании, поэтому, когда лорд удалился в свой кабинет, все только вздохнули с облегчением. Дафна тотчас выпорхнула из-за стола и помчалась писать надушенные приглашения своим школьным приятелям, расстроенная же Астерия была уже у дверей, когда ее окликнула мать.

— Постой, Асти, — устало сказала женщина. — Зачем тебе нужны деньги?

— Мама, так ведь... учебники, мантии... Мне в Хогвартс в этом году, — ответила Астерия, потупив взгляд.

— Учебники, мантии, — перекривила ее мама. — Скажи-ка мне лучше, что это на тебе надето?

Она поднялась со своего места и оглядела дочь со всех сторон.

— Поразительная безвкусица, — вынесла свой вердикт она. — Ладно, возьмешь мой кошелек в ящике стола, поняла? Только с одним условием — купи себе приличное платье...

— Спасибо, мама, — кивнула Астерия. — Я могу идти?

— О, да ради Мерлина, — махнула рукой женщина. Когда девочка покидала столовую, в спину ей донесся крик:

— И выбери темно-синее, не забудь!

Астерия мысленно сосчитала до десяти и глубоко вздохнула, чтобы не рассмеяться. Временами мама путала ее с Дафной. Возможно, она делала это осмысленно, так уж ей легче было понимать свою младшую дочь, а Астерия старалась поддерживать ее иллюзию, чтобы не лишаться того малого, что она получала от матери. Впрочем, она уже давно не переживала по этому поводу, и не собиралась уделять этому внимания сейчас — будущий визит в Лондон занимал все ее мысли.

* * *


Ровно в полдень из воздуха в лондонской толпе появились женщина, облаченная в изумрудную мантию, и девочка, крепко держащая ведьму за руку. Никто не заметил их внезапного появления, и прибывшие быстро зашагали прочь, минуя книжные магазины и кинотеатры, вдоль ресторанов и цветочных лавок.

— Классный прикид, — хохотнул какой-то паренек, едва не сбивший с ног Астерию.

— Ох уж эти маглы, — буркнула Аннет, пробираясь к какому-то грязному маленькому кабаку. — Нужно было отправляться через каминную сеть...

— Но тут так интересно, — возразила ей девочка, озираясь. — Маглы такие смешные!

— Не вижу в них ничего забавного, — нахмурилась няня. — Примитивные и невоспитанные создания. Ну, давайте же, входите.

Аннет толкнула дверь «Дырявого котла» и Астерия, в последний раз оглянувшись, протиснулась внутрь. Никто не обратил на них внимания, так что Аннет, брезгливо кривясь, повела Астерию вдоль столиков, за которыми сидели неопрятные на вид маги и цедили из своих бокалов херес.

— Я вам рассказывала, мисс, что когда-то встретила здесь Гарри Поттера? — вспомнила няня, поравнявшись с барной стойкой. — Нет, Том, я по делам...

— Гарри Поттера? И вы молчали? — взволнованно пискнула девочка, выскакивая вслед за няней на небольшой грязный дворик, обнесенный кирпичной стеной. — И какой он?

— Довольно приятный молодой человек. Он был здесь с лесником, наверное, делал покупки к школе... Напомните мне, какие кирпичики по счету?

— Три вверх, два влево... А у него, правда, круглые очки?

— Да, мисс, круглые... Посторонитесь-ка... — женщина трижды ударила по стене кончиком волшебной палочки, и перед ними возник проход в форме арки.

Астерия уже бывала в Косом переулке с родителями, но все равно восторженно охнула, когда увидела мощеную улочку, исчезающую где-то вдалеке.

Они надолго задержались во «Флориш и Блоттс», где Астерия долго ходила вдоль полок, заставленных книгами, неустанно вздыхая, пока не вынудила няню купить несколько томов, которых не было в школьном списке.

У Олливандера они приобрели палочку — двенадцать дюймов, красное дерево.

— Прекрасный инструмент для трансфигурации и чар, — закивал головой Олливандер, провожая их из магазина. — Вам с сестрой очень повезло...

Примерку мантий оставили напоследок, и теперь девочка стояла на табуретке, всем своим видом выражая свои душевные переживания по этому поводу — было скучно.

Рядом с девочкой суетились две волшебницы. Одна подбирала полы слишком длинной мантии и подкалывала их шпильками, а другая то и дело прикладывала к Астерии платья.

— Мама сказала купить темно-синее, — в который раз страдальчески повторила Астерия, отвечая на вопрос волшебницы. — Аннет... Что с тобой?

Няня грустно улыбнулась:

— Ничего мисс, просто жаль, что еще месяц, и вы с Дафной уедете в школу... Я так к вам привыкла, жаль будет расставаться, — она вздохнула. — Но с другой стороны, я сыта по горло выходками вашего батюшки...

— Расставаться? — недоуменно переспросила Астерия. — Ты что, от нас уходишь?

— Конечно, мисс, — ответила няня. — Уж не думаете ли вы, что ваш отец будет мириться с моим присутствием в доме, когда вас с Дафной не будет? Да и, что мне делать... Вы-то выросли...

— Но вы будете мне писать? Мы же останемся друзьями? — взволнованно спросила Астерия, выпутываясь из мантии.

— Конечно, мисс, — кивнула Аннет. — Только в Хогвартсе вы и думать обо мне забудете, у вас появятся друзья, а уроков там сколько...

— Не забуду, — твердо сказала Астерия. — Честное слово, я не забуду.

* * *

Домой они вернулись ближе к вечеру, нагруженные пакетами с покупками.

— Удачно погуляли? — поинтересовался Джонсон, что подрезал сразу несколько кустов роз. — Купили палочку?

Астерия потрясла пакетом и крикнула в ответ:

— Двенадцать дюймов! Красное дерево! Очень хороша для трансфигурации!

Она двинулась было к дому, но Джонсон замахал рукой, снова привлекая ее внимание.

— У вашей сестры сегодня гости, — шепнул он ей, как только она приблизилась. — Не самая приятная компания, я вам скажу.

Астерия коротко кивнула и, гордо вздернув подбородок, зашагала по усыпанной гравием дорожке домой, хотя на душе скреблись гадкие кошки. Учитывая то, что сестра портила ей жизнь всеми известными способами, можно было только догадываться, какими будут ее новые «друзья». Наверняка они были похожи на Винсента, который гостил у них прошлым летом. От воспоминания об этом троллеподобном невоспитанном мальчишке Астерия скривилась.

Дафна обнаружилась в гостиной. Рядом с ней была невысокая девочка с темно-каштановыми волосами и худощавый мальчик. Они что-то обсуждали, причем, как заметила Астерия, выражение лица у мальчика было скучающим. Услышав шаги, мальчик обернулся и скользнул по Астерии заинтересованным взглядом. Видимо, решив, что она неинтересна, он вновь обернулся к Дафне.

— Дафна, это твоя мелкая? — протянула незнакомая Астерии девочка. — Она еще бледнее, чем ты рассказывала.

Астерия закатила глаза и отправилась через гостиную к лестнице на второй этаж.

— Вот всегда так, — донесся до нее голос Дафны. — Она просто уходит...

Астерия едва дождалась, пока сестра с друзьями уйдут из гостиной, взяла книгу и проскользнула в сад, где, прислонившись спиной к старой яблоне, погрузилась в чтение.

— Кхм, — кто-то кашлянул рядом. — Так ты ... эээ...та самая «глупышка Асти»?

Астерия подняла глаза и презрительно оглядела мальчика, что стоял перед ней, засунув руки в карманы мантии.

— Астерия Гринграсс, — твердо сказала она, нахмурившись. — И я не намерена терпеть твои насмешки.

— Тем лучше, — просиял мальчик и, присев рядом на корточки, протянул ей руку. — Теодор Нотт. А что ты читаешь?
___________________________________________________
[1] — Прелесть! (фр.)


 
NataДата: Понедельник, 28.05.2012, 15:59 | Сообщение # 4
Гость
Читатель
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Нет на месте
Довольно интересное начало, герои яркие,живые, эмоциональные. Правда мне всегда казалось, что младшую Гринграсс звали АстОрия. Буду следить за продолжением. автору вдохновения и всех благ.
 
Форум » Библиотечная секция "Гет" » Другие пейринги » "Счастливые грешники" ((Автор:Lenny Cosmos,R,АГ,ТН,Drama,Макси,в процессе.))
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017