[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Hasta, Irkina, julia-sp, АгатА 
Форум » Библиотечная секция "Слеш" » Гарридрака » "Тайна Северуса Снейпа" (Автор:Иван Карабасов,R,СС,ГП/ДМ,драма, макси,закончен)
"Тайна Северуса Снейпа"
IrkinaДата: Четверг, 06.10.2011, 10:58 | Сообщение # 1
Доброе Ромашко!
Магистр
Награды: 38
Репутация: 180
Статус: Нет на месте
Название: Тайна Северуса Снейпа
Автор: Ифан Карабасовв
Бета: R265
Рейтинг: R
Пейринг: СС, ГП\ДМ
Жанр: драма
Тип: джен с капелькой слеша
Дисклеймер: никакой материальной выгоды автор не извлекает, а жаль…
Саммари: Секреты есть у всех. А у кого то есть тайны. Что скрываете вы, Северус Снейп? Пост – Хог, игнор многого.
Размер: макси
Статус: закончен, выкладка в процессе


Жизнь прекрасна! И плевать, что это неправда!

 
ффДата: Четверг, 06.10.2011, 18:05 | Сообщение # 2
Гость
Читатель
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Нет на месте
Глава 1.
О ночном Галифаксе, дерьме и Снейпе

«Ты идиот, Поттер!» Скажи Снейп это сейчас, эти слова прозвучали бы, как комплимент. Да чего уж там, последнюю четверть часа Гарри ругал себя на чем свет стоит. Отправиться ночью разыскивать человека, который тебя и на порог не пустит, мог только идиот. Гарри даже не удосужился узнать точный адрес дома, который нужно было найти. Недоумок. Он знал только то, что на окраине Галифакса есть какой-то Тупик Прядильщиков. Парень усмехнулся. Аппарируя, он представил себе два ряда домов, упирающихся в тупик, как вагоны на железнодорожной станции. И там, в тупике, возвышается дом Снейпа. «10 баллов с Гриффиндора!»

Блуждая между домами, Гарри успел замерзнуть. В Галифаксе недавно прошел дождь, и, несколько раз наступив в выбоины на асфальте, молодой человек промочил ноги. Навстречу ему по улице шла женщина. Гарри бросился к ней, чтобы попытаться узнать, куда ему отправиться, но женщина, явно испугавшись, ускорила шаг. Фраза «Простите, вы не подскажите…» замерла на языке. Догонять незнакомку парень не стал. Что он мог спросить у нее? «Простите, вы не подскажите, где здесь живет злой волшебник?» Дело в том, что Гарри Поттер искал Северуса Снейпа, а единственное, что он знал наверняка, так это то, что Снейп злой.

Кто-то считал зельевара темным магом, кто-то – светлым. Но злым его считали все. И Гарри не был исключением. Вот только проходившая мимо магла вряд ли смогла бы помочь спасителю магического мира разыскать злого волшебника.

«Ты идиот, Поттер!» – снова сказал себе Гарри и свернул в узкий проулок между домами. Однако не успел герой войны решительно шагнуть в темноту, как сразу же наступил во что-то мягкое. Впрочем, это «что-то» пахло так сильно и однозначно, что молодой маг уверенно процедил сквозь зубы: «Дерьмо!» Воровато оглядываясь, Гарри достал палочку, наложил на ботинок очищающее заклинание и подумал: «Наверняка и Снейп где-то недалеко!»

Что же вынудило молодого человека отправиться на поиски Северуса Снейпа в столь позднее время? Женщины... Ох уж эти женщины! Тонкс, Флер и Гермиона уже несколько вечеров готовили этот поход.
– Ремусу наверняка угрожает опасность!
– Ведь он со Снейпом!
– Снейп наверняка испытывает на Ремусе свои новые зелья!
– Бедняжка Ремус!
– Он выглядел совсем больным, когда приходил!
– А он не появляется дома уже неделю!
– И вполне вероятно, что Снейп удерживает его силой!

Все эти соображения и предположения, повторявшиеся тремя женщинами несколько дней кряду, вполне убедили Гарри. Убедили в том, что лучше уйти из дома на ночь глядя, чем слушать их еще хоть четверть часа. Ведь намного приятнее будет послушать то, что скажет ему зельевар, когда бывший студент ворвется к нему в дом поздним вечером. Вообще непонятно, как Ремус, Билл и Рон все это терпят. Может, Ремус просто сбежал?..

После окончания школы Гарри Поттер поступил в Академию и почти год жил в общежитии, привыкая к полувоенной дисциплине авроров. Именно тогда Гарри решил построить дом. Свой собственный дом. Светлый и просторный. И пригласить всех, кого он любил, жить в нем. Компания собралась веселая и шумная: Ремус и Тонкс, Гермиона и Рон, а потом присоединились Флер и Билл. Все было чудесно до тех пор, пока в начале июня Ремус Люпин не получил письмо от Северуса Снейпа.

Ох уж этот Снейп! Ремус сказал, что его пригласили на ужин. И не пришел ночевать. С тех пор он периодически пропадал на одну, а чаще на пару ночей, возвращался бледным, с темными кругами под глазами и сразу же ложился спать. Никакими подробностями о том, чем он занимался, Ремус не делился ни с кем, даже со своей подругой. Просто сообщал, что провел ночь у Снейпа. Немудрено, что сначала Тонкс выразила недоумение, а затем и неудовольствие.

Снейп. «А причем тут Снейп?» – подумалось Гарри, едва он узнал о том, что Ремус не ночевал дома. Возможно, мародер проводил ночи с кем-нибудь другим и называл имя угрюмого зельевара только для прикрытия. Абсолютно нелепое алиби. Друзьями Снейп и Люпин не были, а в качестве любовника Гарри своего бывшего профессора и вовсе не представлял. Если бы Ремусу было нужно прикрытие для амурных похождений, он сумел бы придумать что-нибудь более убедительное. К тому же его с Тонкс связывали не только общие воспоминания о последней битве с Темным лордом. Так куда же ходил Ремус по ночам? Если к Снейпу, то зачем?

Ох уж этот Снейп! Пожалуй, не было другого такого мага, делами которого магическое сообщество интересовалось бы столь же сильно. Однако Северус Снейп не отвечал ни взаимностью, ни уж тем более искренностью. И вот теперь Спаситель магического мира должен был совершить очередной подвиг: поговорить с зельеваром-мизантропом, да еще так, чтобы тот ответил на все интересующие вопросы и прояснил ситуацию с Ремусом Люпином и его ночными отлучками.

«Я же не волшебник! Как я это проделаю?» – подумал Гарри.

«Я же волшебник! И идиот!» Гарри снова достал палочку и произнес: «Экспекто Патронум!» Серебристый олень разыщет Снейпа и отнесет ему послание. А если повезет, то даже принесет ответ.

Гарри сел на скамейку и стал ждать. Его самого ночные похождения Ремуса не пугали. Если Снейп и проводил эксперименты, то риск для здоровья и уж тем более жизни оборотня был минимальным. Предполагать же, что Снейп удерживал Ремуса силой, было просто абсурдно!

Глава 2.
О болезнях, зельях, больницах и Снейпе

Вообще, отношение окружающих к Снейпу было предельно однозначным. Если нужны были помощь или совет, то обращались именно к мастеру зелий, причем не сомневаясь и не раздумывая. Но пригласить его, к примеру, на дружеский ужин никому и в голову не приходило. Просто потому что Снейп все равно не принял бы приглашение.

История с болезнью Билла, точнее, с его лечением, была крайне типичной. Когда весной Биллу внезапно стало хуже, Артур сразу же обратился к Снейпу. Но тот решительно отказался помочь, причем не объясняя причин. Сколько тогда всего было сказано о Снейпе! «Отказал, не объяснив причин!» Причины отказа семье Уизли объяснили позже в больнице св. Мунго, где Снейп, оказывается, лежал в палате интенсивной терапии уже пару дней. Колдомедик, ответственный за жизнь своего во всех смыслах нелегкого пациента, попросил не присылать сов, поскольку Северус Снейп все равно находится под воздействие сильных чар и читать письма не в состоянии. Вот так. Просить Снейпа о помощи – всегда пожалуйста, а вот поинтересоваться, нужна ли помощь ему самому…

Случай Билла был редким, ликонтропия вообще малоизученна, и никаких рекомендаций, а уж тем более гарантий медики не давали. «Проще пристрелить!» – зло сказал однажды Джордж.

Гарри пригласил Билла и Флер пожить у него. Вместе веселей, да и до Лондона ближе. А через пару недель на пороге появился сам Снейп, Северус Снейп собственной персоной... Принес какие-то склянки, взял образцы крови Билла и Флер и, запретив им обоим обедать, ужинать и завтракать, пообещал зайти с утра. Снейпово «с утра» означало через пару минут после восхода солнца. Зельевар оккупировал кухню, запугал домовика, развел жуткую вонь и под конец потребовал предоставить ему девственника. «Кого-кого?» – ошарашено поинтересовался невыспавшийся Гарри. «Девственника. Не целиком. Мне нужны телесные жидкости». Судя по количеству флакончиков и пузырьков на подносе в руках зельевара, девственников нужна была целая дюжина. Либо один, но очень отважный и выносливый. «Мистер Лонгботтом!!!» – со всем своим арсеналом в руках Снейп шагнул к Невиллу. Тот, став красным, как флаг факультета, промямлил, что потерял… «Что потеряли?» – громко поинтересовался Снейп. «Невинность». – «Мозги бы вы лучше потеряли. Меньше урона. Больше пользы для общества». Гарри предложил свою посильную помощь и перехватил поднос из рук мастера зелий. Тот перечислил жидкости, необходимые для эксперимента, не преминув припомнить Гарри его успехи в квиддиче, полетах на метле и мозолистые руки. Невиллу, впрочем, тоже пришлось пожертвовать своими жидкостями. Похоже, идея заставить Лонгботтома пролить кровь просто забавляла его бывшего профессора.

Через пару дней зельевар принес снадобье. Биллу сразу стало легче. Снейп появлялся через день, и Гарри с радостью сдавал кровь и с толикой смущения сперму. Флер поила мужа зельями, которые доставляли по почте. Когда курс лечения был закончен, сова принесла письмо с подробнейшими инструкциями по изготовлению необходимых Биллу лекарств и списком специалистов, к которым можно обратиться в случае обострения.

А вечером того же дня Гермиона прочитала в «Пророке» заметку о том, что герой войны и прочее и прочее Северус Снейп госпитализирован и находится в больнице св. Мунго в связи с обострением хронического заболевания, наступившим в результате отравления…

– Неужели Снейп отравился, делая лекарство для Билли? – Рон вслух высказал то, о чем подумал сам Гарри.
– Вполне возможно. Состав зелья для Билла должен быть похож на состав волчегонного, а значит, использовался аконит, – ответила мужу Гермиона.
– Я должна увидеть профессора Снейпа еще раз и поблагодарить его! – воскликнула Флер.
– Вряд ли стоит это делать. Письма было бы вполне достаточно, – возразил Ремус.
– Нет-нет! Профессор болен, теперь помощь нужна ему!
– Он под присмотром колдомедиков и наверняка скоро поправится.
– Но ему нужно внимание друзей!

Ремус Люпин знал Снейпа большую часть своей жизни. Но другом ему не был. Более того, Ремус точно знал, что, во-первых, этому мизантропу не нужно внимание, а во-вторых, у зельевара друзей нет.

Отговорить Флер оборотню не удалось, и она отправилась в больницу благодарить Снейпа, что было крайне необдуманным поступком. Вернулась Флер в слезах. Снейп, естественно, наговорил ей гадостей.

Тем не менее Гарри не сомневался, что если опять случится беда, то пошлют за «этим ужасным человеком». А когда парень узнал от Гермионы, о чем именно толковал Снейп, он сразу аппарировал в больницу. Флер была очень несправедлива к человеку, лечившему её мужа, ведь Снейп лишь сказал ей правду. Неудобную, даже жестокую, но правду. Детей им с Биллом лучше не заводить. Об этом догадывались, наверное, все, кто знал чету Уизли. Сам Гарри однажды слышал, как об этом обмолвился Рон. Все знали, но молчали. Снейп сказал. И оказался виноватым. Потому-то молодой человек и отправился в св. Мунго.

Гарри не собирался вести со своим бывшим учителем разговоры по душам. Просто купил свежие газеты и попросил сестричку проводить его к зельевару. Задерживаться более пяти минут он не планировал. Войти, поздороваться, пожелать скорейшего выздоровления и уйти. Снейп так часто делал то, что не могли или не хотели делать другие. Что ж, теперь, похоже, настала очередь Гарри. Сестричка, пухленькая и румяная, пригласила колдомедика, и он после долгих уговоров все же пустил спасителя магического мира к герою войны. «Неужели Змей так плох?» – с этой мыслью молодой человек вошел в палату.

Снейп был таким худым, что, казалось, на больничной кровати могло поместиться еще трое магов. Похоже, зельевар спал или был без сознания. Кровать окружало зеленоватое сияние лечебных заклинаний. Молодой человек невольно остановился на пороге. «А ведь Снейп совсем плох. Однако колдомедик сказал, что я могу поговорить с ним». Гарри сел на стул у кровати. Мужчина открыл глаза и протянул руку. Гарри сжал ладонь Снейпа и задержал ее в своей руке. «Пару дней. Мне нужна только пара дней», – хриплым голосом произнес мужчина. Он пристально смотрел в глаза молодого мага, не отнимая руки. Так прошло несколько минут, и Гарри невольно вспомнил Визжащую хижину. Ему было до боли в груди жаль Снейпа и в то же время очень неловко.

Наконец мужчина отпустил его руку и закрыл глаза. В дверь палаты заглянула сестра «Заканчивайте визит, пожалуйста», – шепотом попросила она. «Я приду завтра, обязательно! Выздоравливайте!» Гарри поспешил уйти и только в коридоре дал волю эмоциям, выругавшись и ударив по стене кулаком.

Снейп был серьезно болен. А всем было наплевать. На тумбочке возле его кровати – ни цветов, ни открыток. Судя по тому, как удивлен был колдомедик просьбой Гарри, посетителей тоже не бывает. Всем наплевать.

«А почему кому-то должно быть не все равно? Семьи у него нет, друзей у него тоже нет. Вокруг него – чужие люди, с которыми он предпочитает в принципе не общаться. Мизантроп. Не зря Гермиона так сказала». Гарри покинул больницу с твердым намерением навещать Снейпа. Но в Академии устроили полевые учения, и почти на неделю курсанты оказались вырванными из своей обычной гражданской жизни. Тем временем Снейпа выписали, а его адреса Гарри не знал. Чувствуя угрызения совести, молодой маг решил выкинуть из головы и зельевара, и его проблемы. В конце концов, Снейп – взрослый человек, и быть одному – его выбор.

Глава 3.
О чудовищах, шейном платке и Снейпе

И вот теперь, спустя несколько недель, Гарри Поттер сидел на заборе в Галифаксе и, наплевав на статус секретности, ожидал вестей от Снейпа.

Серебристая лань явилась из окружающей темноты невесомой и прекрасной грезой. Гарри ожидал, что Патронус принесет сообщение и голос Снейпа разрушит все очарование, но лань склонила головку, замерла на миг и полетела прочь. И вот уже Гарри бежал по траве, по асфальту, перешагивая лужи, спеша вслед за своей серебряной проводницей. Забор, палисадник, крыльцо. Едва молодой человек коснулся дверного звонка, как дверь распахнулась и на пороге возник Снейп. Выглядел он как обычно. Худой, весь в черном. Впалые щеки, огромный крючковатый нос. Лицо мертвенно-бледное, лишенное какого-либо выражения. И только черные глаза, бездонные и блестящие, казались живыми.

Снейп мало изменился за те годы, что Гарри знал его. Вот только стал обматывать шею черным платком. «Старая кокетка!» Гарри прекрасно помнил, как нашел профессора после нападения той гадины и понимал, зачем нужен шейный платок. Однако пара шрамов, даже самых жутких, вряд ли испортила бы внешность Снейпа. Парень ожидал потока брани и заранее начал злиться на Старого Змея.

– Заходите! – вместо приветствия прошипел Снейп. Судя по тону, он был зол. Ну, зол он был всегда. Почти всегда. Стараясь не думать о том, что произошло в больнице, Гарри широко улыбнулся и вошел сначала в темную прихожую, а затем в освещенную гостиную. При свете магловских электрических ламп Снейп выглядел еще более неприглядно: кожу в уголках рта и у глаз избороздили морщины. Трудно было поверить, что ему немногим более сорока. Да, на роль тайного возлюбленного или рокового соблазнителя этот маг решительно не годился.

Гарри огляделся. Гостиная, а это должна была быть именно она, выглядела странно. Книжные полки от пола до потолка – что ж, это вполне ожидаемо. Но в центре комнаты стояла застеленная кровать, а вокруг неё на голом полу мелом был нарисован большой круг.

– Гарри! Что ты здесь делаешь?
Не дожидаясь ответа, Ремус Люпин резко повернулся к Снейпу:
– Зачем ты его пустил?
– А мистера Поттера никто не приглашал. Он сам пришел. Я ложусь спать, а ты, Люпин, введи его в курс дела. Насколько это возможно. Вам вдвоем веселее будет.

Снейп оскалил желтые зубы. Вероятно, это была улыбка. Снял мантию, как ни в чем не бывало лег на кровать и, как показалось Гарри, мгновенно уснул.

– Что здесь происходит? Снейп что, спать лег? Вот так, при свете…
– Да, он уже спит. Принял зелье. Слушай внимательно, времени на долгие объяснения сейчас нет.

– Хорошо, я готов!
– Достань палочку. Сейчас нас будут атаковать. Ни в коем случае не переступай меловую линию.
– Кто нас собирается атаковать и зачем?
– Северус вызвал какую-то дрянь из самой преисподней. Она хочет убить его и нас вместе с ним. Зря ты пришел.
– Я помогу!
– Тогда внимательно смотри на меня и слушай! Времени на уроки нет! И не переступай линию! Что бы ни случилось, не переступай!

То, что произошло дальше, Гарри вспоминать не любил. Сначала послышались то ли шаги, то ли просто шорох. Затем раздался свист, со временем перешедший в низкий, устрашающий рев. Гарри стоял плечом к плечу с Ремусом. Страх, зародившийся в сердце молодого мага, перерос в безотчетный ужас.

За пределами мелового круга сгустилась тьма, и Гарри казалось, что он видит лапы, пытающиеся проникнуть в освещенный круг и схватить их с Люпином. За свои двадцать с небольшим лет мальчик, который выжил, повидал немало: василиска, атаку инферни, Упивающихся смертью и самого Темного лорда. Но такого ужаса Гарри не испытывал никогда. Ремус Люпин ничего не предпринимал. Внезапно раздался голос. Нечеловеческий, холодный, ненавидящий все живое. Голос произносил слова на неизвестном Гарри языке, а Люпин, к удивлению парня, отвечал. Звуки незнакомого голоса напоминали какую-то абракадабру, но по интонациям Ремуса, повелительным и резким, можно было понять, что оборотень спорит с неведомым чудовищем.

– Сейчас начнется! – выкрикнул Люпин, обращаясь к Гарри.

«Как, это еще не все?»

Атака продолжалась. Сгустившаяся еще больше тьма пыталась пробить защиту магов. Ремус выкрикивал заклинание и делал выпады палочкой. На несколько минут тьма отступала и рев становился тише. Но промежутки между заклинаниями все увеличивались, а эффект от них снижался. Ремус побледнел, на висках у него выступил пот. Гарри попытался повторить заклинание и движения Люпина, что удалось ему не сразу, но когда удалось, Гарри сразу это понял. Ощущение было такое, как будто идешь по снегу и внезапно проваливаешься по колено в холодное рыхлое ничто. Но Ремус посмотрел на Гарри одобрительно, успев выкрикнуть: «Еще чуть-чуть! Уже скоро рассвет!»

«Как рассвет?»

И вдруг все прекратилось. Тьма отступила, и гостиную Снейпа вновь залил желтоватый свет магловских ламп. Гарри сумел пройти пару шагов и рухнул на диван.

Глава 4.
О ботинках, завтраке и Снейпе

– Доброе утро! Как вы себя чувствуете?

Гарри Поттер уже некоторое время лежал на диване и, свесив ноги на пол, пытался нащупать ими ботинки. Очки он обнаружил почти сразу же, как только проснулся: они были на подушке. А потом, с трудом выпутавшись из покрывала, которым сумел укрыться ночью, Гарри сел и попытался обуться. Звуки человеческого голоса слегка привели его в чувство, и парень наконец-то посмотрел на пол в поисках ботинок. А ботинки-то были там, где им и полагалось быть, а именно на ногах. Оказалось, что он спал не только одетым, но и обутым. Гарри поднял голову, чтобы посмотреть на человека, пожелавшего ему доброго утра. Это был Снейп. «Ну да, а кто же еще? Я вчера пошел его искать. Атака. Потом была атака. Это дом Снейпа. Я его нашел. Была атака. А где Ремус?»

– Где Ремус? – спросил Гарри вслух. Голос прозвучал хрипло, горло болело. «Я вчера сорвал голос. А разве я кричал? Не помню».
– Вот, выпейте, – Снейп протянул Гарри поднос. Чашки, сахарница, молочник, вазочка с печеньем, бутерброды… Гарри внимательно разглядывал содержимое подноса, не понимая, что именно он должен сделать.

– Вам нужно позавтракать. Я не знаю, что вы предпочитаете, чай или кофе, поэтому принес и то, и другое.
– И то, и другое, – повторил Гарри. – А где Ремус?
– Он уже ушел. Сейчас почти полдень.
– Что это было? – спросил молодой волшебник, взяв одну из чашек.
– Вы про ночные события? Не знаю, я спал.
– Разве нельзя просто объяснить, что происходит? – Гарри начал сердиться.
– Каждую ночь ко мне приходит демон: он хочет пожрать мою душу. Но мне нужно кое-что успеть закончить, поэтому Люпин, заинтересованный в волчегонном зелье, помогает мне. Днем я работаю, а ночью мы по очереди отражаем атаки демона.

Выпив чашку горячего несладкого чая, Гарри щедро добавил в кофе сахара, сливок и продолжил завтрак. Силы возвращались. Парень сумел наконец-то как следует рассмотреть Снейпа. Худой, болезненно бледный, он выглядел необычайно мягким, даже притихшим. Куда только девалось грозное выражение лица! В домашней мантии и с шейным платком Снейп показался Гарри похожим на куклу. Он только делал вид, что жив. Старательно изображал радушного хозяина, бесшумно двигался по комнате, даже бровь не поднимал… «Неужели все настолько плохо, что Снейп согласился принять помощь? Помощь от Люпина. А вчера старый Змей пустил меня в свой дом, зная, что мне придется драться с демоном. Значит, Снейп готов принять и мою помощь? Да, дела его, видно, хуже некуда». Злость Гарри моментально прошла.

– А почему демон преследует вас? Вас прокляли?
– Нет, я сам его вызвал.
– Зачем?
– Нужно было.
– Зачем?
– Какая вам разница? Вас сюда никто не звал. Если вы уже в силах аппарировать…

«Он прогоняет меня?»

– Профессор, я тогда не смог прийти к вам в больницу из-за учений в Академии. Я даже написать никому не мог почти неделю.
– Если вы в силах аппарировать, то милости прошу. Мне нужно работать.

Снейп встал и вышел, забрав поднос с опустевшими чашками и тарелками, а Гарри остался сидеть на диване. Вот так. Нужно было идти домой. «Вот так сходил в гости! Я всегда знал, что Снейп злой. Но сейчас он не выглядел злым. Просто смертельно уставшим. Немолодой маг. Вид у него был безнадежный, потерянный. Снейп никогда не просил помощи. Теперь же принял её от Люпина и даже от меня. Удачно я сходил. Узнал, куда и почему уходит Ремус по ночам. Вот только вопросов почему-то прибавилось. Что это за демон? Зачем его вызвали? И почему он хочет убить Снейпа? Нет, желающих убить Старого Змея всегда было достаточно, но чем Снейп демону-то не угодил? Они должны были бы отлично поладить. Надо же, даже злому духу насолил так, что дальше некуда. И над чем профессор работает? Ладно, это, наверное, совсем не важно».

Глава 5.
О Люпине, гостеприимстве и Снейпе

Гарри аппарировал домой, в поместье. Первым делом ему пришлось объясняться с Роном и Гермионой. «Где был, что делал? Звезды всю ночь считал?» Слава Мерлину, Тонкс была на службе. Наконец Гарри сумел остаться наедине с Ремусом.

– Так что происходит в доме Снейпа?
– Разве Северус тебе ничего не объяснил?
– Нет.
– Я решил, что раз уж он впустил тебя в дом, вы поговорите по душам.
– Нет, конечно. Я знаю лишь то, что ему угрожает опасность. Но как можно ему помочь? Ведь нельзя же просто обороняться. Рано или поздно демон прорвет нашу защиту, и тогда Снейпу конец!
– Не вмешивайся в это дело, Гарри. Так будет лучше, – неожиданно резко сказал Ремус.
– Но я уже вмешался и не собираюсь отступать! Расскажи, что ты знаешь?

Люпин вздохнул, но ответил:

– Северус вызвал демона и заключил с ним договор. Демон что-то дал ему. Что именно, я не знаю. Но Северус свою часть договора не выполнил. Теперь демон пытается его убить.
– Как Снейп пошел на это? Зачем?
– Не знаю. Полагаю, Северус просто ошибся и потерял контроль над ситуацией. Ты уже достаточно взрослый, Гарри, и понимаешь, что не бывает всезнающих и всемогущих людей. Человеку свойственно ошибаться.
– Так Снейп вызвал демона у себя дома? Поэтому демон и приходит туда каждую ночь?
– Да.
– А если Снейп переедет в другое место, демон сможет его найти?
– Не знаю. Возможно, не сразу.
– Значит, нужно пригласить Снейпа пожить здесь! В доме есть свободная комната, и он хорошо защищен. Мы выиграем время и, возможно, найдем способ, как спасти Снейпа!
– Зачем тебе это нужно?
– Снейп всегда защищал меня!
– Он всегда третировал и тебя, и твоих друзей. А если и защищал, то по приказу Дамблдора…
– Снейп боролся с Волдемортом!
– Он спасал собственную шкуру!
– Он любим маму. Они были друзьями!
– Но Лили выбрала Джеймса!

Никогда прежде Гарри не слышал, чтобы Ремус говорил о ком-то с такой злостью.

– Но ведь ты сам ему помогаешь?
– Мне нужны зелья, которые может приготовить Снейп. И делает он это бесплатно.
– Очень хорошо! Этого вполне достаточно. Я укреплю защиту дома и отправлюсь к Снейпу, чтобы пригласить его сюда.
– Он не согласится.

Гарри ничего не ответил и вышел из комнаты. «Видел бы ты его утром. Согласится. Обязательно согласится!»

Тем не менее первым делом молодой маг позавтракал еще раз и лег спать. Когда дрожат и руки, и ноги, нет смысла пытаться укрепить защиту дома. Или идти в гости. Или спорить со Снейпом.

Ох уж этот Снейп! Он так много делал для других, и вот теперь, когда помощь нужна ему самому, даже такой мягкий и терпеливый человек, как Люпин, заявляет: «Не вмешивайся!»

«Он просто очень за меня боится…» – с этой мыслью Гарри Поттер уснул.

Глава 6.
О древних языках, вопросах, ответах и Снейпе

Проснулся Гарри под вечер и сразу же отправился укреплять защитные заклинания. Нужно было обойти дом по периметру. Границы поместья можно облететь на метле. Зажав в руке блокнот, исписанный формулами и ключевыми фразами, молодой маг тщательно обновлял защиту своего дома. Некоторые фразы на древних языках, которых Гарри не знал, были весьма заковыристыми, поэтому без шпаргалки было не обойтись.

Произнося очередное заклинание, молодой землевладелец почувствовал что-то необычное. Фразы заклинаний, которые он повторял уже неоднократно, напомнили ему о демоне, атаковавшем дом Снейпа. В памяти Гарри всплыла одна фраза, которую демон произносил особо четко и разборчиво. Произносил много раз подряд, и молодому магу, несмотря на страшный гул и рев, удалось её хорошо расслышать. То, что повторял демон, по звучанию было похоже на заклинание на древнехеттском. Однако молодой маг не знал, что именно означала эта фраза. Вернувшись домой и удостоверившись, что Невилл так и не вернулся от бабушки, а Рон и Гермиона уже, как и собирались, отправились на неделю на Крит, Гарри заварил себе чай. Дожидаясь, пока напиток будет готов, он все повторял фразу демона. Сначала про себя, затем вслух. Жаль, словарей в доме не было, а в библиотеку идти не хотелось, да и времени было немного, ведь уже смеркалось. Можно было бы обратиться к Драко Малфою. Впрочем, нет. Ничем хорошим это не закончилось бы. То есть закончилось бы хорошим, но в другом смысле.

На кухню зашел Билл и спросил:

– А какую именно?
– О чем ты? – вопросом на вопрос ответил Гарри.
– Ну, ты уже минут пять твердишь: «Открой тайну! Открой тайну!» И почему-то по-хеттски.
– Так ты понял, что я сказал?
– Гоблины и гнилой помидор не дали бы за мага, не знающего древние языки. Так что работа обязывает. А ты зачем учишь?
– Да нет, я не учу, просто слышал недавно. Забавная фразочка. Так это не проклятие, а вопрос? Перевод точный?
– Уверен, мне в таких вопросах ошибаться – головы не сносить.
– Спасибо.

Гарри бросился к Ремусу.

– Я знаю, что демон хочет от Снейпа!
– И что же?
– Он все время повторяет: «Открой тайну!» Мне Билл сейчас перевел. Значит, Снейп просто должен раскрыть свою тайну и будет спасен!

На лице Люпина не дрогнул ни один мускул. Он не был ни удивлен, ни обрадован. «Он уже знал это!»

– Гарри, я просил тебя не вмешиваться. Снейп – скотина, он не должен был пускать тебя в дом. Вероятно, от принятого зелья он уже плохо соображал.
Но раз уж ты все знаешь, просто подумай над этим. Маг и демон, точнее, маг и хатушили заключили договор. Хатушили выполнил свою часть сделки, а маг просто-напросто отказался. Вот так. Уничтожить демона можно, только Северуса это не спасет, ведь они слишком прочно связаны. Он знает, что обречен, но открывать свою тайну не намерен. Просто у него были кое-какие дела. Вот Северус и попросил меня помочь, чтобы получить отсрочку. Сейчас он заканчивает все свои дела и скоро будет готов встретить судьбу.
– Ты так спокойно об этом говоришь? Готов встретить судьбу? Встретить гибель!
– Ты забываешь о том, Гарри, что Северус сам сделал этот выбор. Он сказал, что мои услуги ему больше не нужны.

Гарри понял, что говорить на эту тему с Ремусом бесполезно.

– Сегодня вечером я предложу Снейпу пожить здесь. Гермионы, Рона и Невилла все равно нет. Может, демон потеряет след.

– А как же Тонкс? И Флер с Биллом? В любом случае Северус не согласится.

Глава 7.
Об упрямстве, благородстве и Снейпе

Через час Гарри снова стоял на пороге дома в Тупике Прядильщиков.
Зельевар открыл ему дверь, вместо приветствия проворчав, что раз визиты назойливых гриффиндорцев стали столь частыми, нужно наложить на дом заклинания.

– Я тут узнал кое-что, – не обращая внимания на ворчание Снейпа, с места в карьер начал Гарри.
– И что именно?
– Я узнал, чего хочет ваш ночной визитер.
– Поздравляю. Это программа ЗОТИ за 6 курс.
– Давайте говорить серьезно! Если демон хочет, чтобы вы открыли ему свою тайну, так сделайте это!
– Демон может хотеть чего угодно. Это его проблемы!
– Но ведь свою часть договора он выполнил? Кстати, чего же вы все-таки пожелали? Ладно, все равно ведь не скажете. Но хоть вещь-то стоящая?
– Да так. Мне она вообще не нужна была.

«Что за человек! Стоит на пороге смерти и продолжает острить!»

– Совсем не нужна?
– То, что дал демон, мне пользы определенно не принесло!
– Так вы откроете ему свою тайну?
– Вы все-таки очень посредственно учились в школе. Тайну я должен открыть не демону, а всему магическому миру.
– Ну и что?
– А о последствиях этого душевного стриптиза вы подумали?

«Старая кокетка! Заботиться о своей репутации! Да что бы маги и волшебницы не узнали о Северусе Снейпе, его репутация не пострадает. Чему страдать-то?»

– Если речь идет о вашей работе во время войны, то я обещаю приложить все усилия для того, чтобы вы избежали суда и Азкабана! В конце концов, можно уехать за границу, спрятаться.
– Речь не о моих подвигах, – Снейп скривился. – Вы не думаете о том, что любая тайна касается многих людей, их чувств, их привязанностей?
– Нет, – честно ответил Гарри.
– Вот именно. То, что является тайной, пусть тайной и остается. Уходите.
– А вы останетесь умирать?
– Как получится. Я уже и так воспользовался вашим гриффиндорским благородством. Дважды, – резко повторил Снейп, имея в виду тот случай в Визжащей хижине, когда Гарри и Рон тащили его по подземному ходу в лазарет, перевязав лоскутами своих рубашек.
– Это глупо!

В дверь неожиданно позвонили, прервав спор магов.


Сообщение отредактировал фф - Воскресенье, 30.10.2011, 10:09
 
ффДата: Воскресенье, 30.10.2011, 10:10 | Сообщение # 3
Гость
Читатель
Награды: 0
Репутация: 4
Статус: Нет на месте
Глава 8.
Об объятиях, поцелуях и Снейпе

Снейп открыл дверь. На пороге стоял Невилл Лонгботтом. С воплем «Профессор!» юноша схватил зельевара за руки и стал их целовать. Снейп отчаянно вырывался, но Невилл был выше, тяжелее и сильнее своего бывшего учителя. Кроме того, его переполняла решимость. Наконец Снейпу удалось освободить одну руку. Тогда Невилл упал перед мужчиной на колени и обнял за пояс, продолжая целовать уже не руки, а халат Снейпа где-то в районе живота. Да, Невилл действовал смело и решительно! И при этом он не переставал приговаривать: «Профессор! Спасибо, профессор! Все, что хотите, по гроб жизни…»

Зрелище было непристойным и очень смешным. Гарри даже встал с дивана, чтобы лучше все рассмотреть. Снейп отбивался отчаянно, но Невилл был прекрасно развит физически. Гарри никак не мог решить, кому из этих двоих помощь была нужнее и что же ему предпринять: попытаться оторвать студента от его бывшего профессора или вызвать санитаров из св. Мунго, ведь Невилл, казалось, сошел с ума.

Наконец Старый Змей каким-то невероятным усилием смог вырваться из этих странных объятий. Невилл встал на ноги, и Гарри, едва сдерживая смех, спросил:

– А что, собственно, случилось?
– Мои родители пришли в себя, это профессор Снейп их исцелил! Да, это сделали вы, профессор. Мама все помнит: как вы ходили в больницу, как поили их с отцом зельями. Колдомедики были в шоке, но мама и отец совершенно исцелились. Ты не знал, Гарри, ведь я никому об этом не говорил, потому что сам узнал только тогда, когда в прошлую среду навещал бабушку. Мне тоже не сразу сказали о том, что родители уже три недели как здоровы. Сначала они проходили курс реабилитации в госпитале, теперь вернулись домой. Я до сих пор поверить не могу. Профессор, вы совершили настоящее чудо! Спасибо! Если я что-нибудь могу для вас сделать…
– Не стоит благодарностей. Я сделал все, что мог. Впрочем, я запомню ваши слова…
– Спасибо, профессор…
– Да не за что, Лонгботтом. Ваша мама была самой симпатичной девчонкой на курсе, – Снейп оскалил желтые зубы.

Невилл поперхнулся очередным спасибо.

– Завтра я приду к вам после обеда. А сейчас у меня важное дело.
– Да-да, я уже ухожу, – пролепетал Невилл.
– Признаться, я и сам собирался уходить.

Молодой маг попрощался со Снейпом и Гарри и ушел. Гарри осенила догадка, и он спросил:

– Так вот что вы просили у демона! Просили то, что вам самому не нужно…
– Да, и допустил ошибку. Вы уже достаточно взрослый человек, чтобы понимать: нет всеведущих и всемогущих волшебников. Все ошибаются. Дамблдор – с кольцом, Волдеморт – с палочками, а я вот – с демоном.
– Я, наверное, не все понимаю, но про ошибки – да, их совершают все. И за них нужно платить. Но ведь не обязательно своей жизнью.
– Благодарю. За свои ошибки я привык расплачиваться сам.
– Но сейчас столько людей готовы оказать вам помощь! У меня идея: если демон приходит вас искать в этот дом, может быть, вам лучше сменить место жительства, и тогда он вас потеряет? Хотя бы на время?
– Возможно.
– Тогда переезжайте ко мне. Места много, заклинания я обновил.
– Нет, это абсолютно невозможно.
– Но почему?
– Вряд ли это сработает. Да и беспокоить ваших друзей я не хочу, ведь миссис Уизли ожидает ребенка.

То, что Снейп в курсе дел Гермионы, Гарри не удивило: вероятно, об этом ему рассказал Люпин. «Неужели они в состоянии разговаривать о чем-то по-человечески?» Удивило то, что Снейп не отвергает идею сменить жилье как таковую. Просто не хочет быть гостем Поттера. «Ну, это понятно!»

– Вообще-то Рон и Гермиона уехали. В доме живут Тонкс, Ремус, Билл и Флер. Все они многим вам обязаны и готовы рискнуть.
– Не стоит. Вам пора, Поттер!
– Я останусь и буду помогать!
– Уходите, хватит изображать из себя героя!

Гарри с удовольствием ушел бы, но он помнил, как тогда, в больнице, его руки коснулась такая холодная, сухая ладонь.

Глава 9.
Об аврорах, крысах и Снейпе

В дверь опять позвонили, и хозяин пошел открывать. Через пару секунд зельевар привел в комнату аврора, сержанта, судя по нашивкам.

– Это к вам, Поттер!
– Мистер Поттер, – произнес аврор, – начальник отдела просит вас как можно скорее прийти в Центральный участок Лондона.
– Зачем?
– Пару часов назад арестовали Питера Петтигрю. Он сказал, что будет давать показания, но только при условии, что поговорит с вами. Вы ведь не откажитесь облегчить работу коллег?

Гарри был лишь на третьем курсе, и он был польщен таким обращением. Однако встречаться с Петтигрю ему совсем не хотелось. Хорошо, что того арестовали и тем не менее…

– Об этом вас просит Кингсли Шеколбот.

«Естественно…»

– Естественно, я приду. Только не сейчас. У меня есть неотложное дело. Завтра утром, – выпалил Гарри на одном дыхании.

Аврор попрощался и ушел. Снейп и Гарри вновь остались вдвоем.

– Отчего же вы не пошли? Здесь вы мне не нужны.
– Встречаться с демоном не очень приятно, но встречаться с Петтигрю я хочу еще меньше. Мне это не нужно.
– Согласен. Эта крыса начнет торговаться. Уже начала. Вы известны своим великодушием. Петтигрю заслуживает смерти, а вы можете сгоряча пообещать ему… лишнего.
– Ну, я, конечно, пойду в участок. Но обещать ничего не стану.
– Петтигрю хитер, и терять ему нечего.
– Спасибо, я запомню ваши слова.
– Что ж... Оставайтесь, если хотите.

Глава 10.
Об игре в плюй-камни, демонических атаках, половых перверсиях и Снейпе

Стемнело. Снейп сходил куда-то наверх и переоделся в черный сюртук. «Тот самый…» – подумал Гарри. Для чего бывший профессор это сделал: не хотел умирать в халате или в сюртуке ему было удобнее драться? Тем не менее сейчас мужчина был одет именно так, как одевался в школьные годы Гарри. «А он похудел. Даже ростом вроде стал ниже. Хотя нет, это я вырос», – подумал молодой человек.

Неожиданно Снейп вытащил из ящика стола коробку и предложил: «Сыграем?»

«Да, жизнь – штука непредсказуемая. Арестовали Питера. А ведь столько лет прошло. Я стал одного роста со Снейпом. Мы играем в плюй-камни и ждем атаки демона…»

Атака началась ровно в час пополуночи. Спрашивать, почему не в полночь, Гарри было уже некогда. Они со Снейпом успели сыграть раз восемь, обновить меловой круг и договориться о том, что именно Гарри должен был делать.

Делать… Снейп сделал почти всю работу сам. Раз за разом твердо и негромко он отвечал демону отказом, и раз за разом Гарри наносил удары во тьму, окружавшую их… Раз за разом. Раз за разом.

Когда все закончилось, Гарри, кажется, смог разуться сам. Или это Снейп его разул. И укрыл мягким одеялом.

Когда Гарри проснулся, то обнаружил на столе поднос с горячим чаем и кофе и горой еще теплых булочек. Снейпа в гостиной не было. «Должно быть, спит». Тихо, стараясь не побеспокоить зельевара, Гарри поел и вышел на улицу.

Какую же тайну так упрямо хранил Снейп? Что он мог скрывать о себе такого, что ему было не жаль отдать жизнь, только бы магическое сообщество не узнало всю правду?

«Снейп – гей. Ну, этим никого не напугаешь. И даже не удивишь. Снейп – педофил. Но он столько лет проработал в закрытой школе. Правда наверняка уже давно вылезла бы наружу. Снейп – некрофил», – Гарри невольно рассмеялся, дойдя в своих мыслях до этого предположения. Представлять Снейпа на кладбище или в склепе в окружении тамошних красоток было очень забавно.

Гарри знал о чувствах мужчины много. Слишком много, ведь он видел его воспоминания. Нет, извращенцем тот не был.

Репутация Снейпа, как героя войны, была безупречна. Почти. Визенгамот его полностью оправдал. Министерство наградило. Даже в газетах опубликовали несколько хвалебных статьей о нем.

«Тайна касается многих людей», – так сказал Снейп. «Интересно, чья репутация этому мизантропу дороже собственной жизни? Ведь долго так протянуть невозможно. Демон не успокоится и не отстанет. Конечно, можно собрать команду: Билл и Флер наверняка не откажутся помочь, о Невилле и говорить не стоит – он согласится безо всяких условий. Да и его отец может быть полезен. Кто еще? Ремус, Рон, возможно, Тонкс, я сам…»

«Куда теперь?»

Встречаться с Питером Петтигрю Гарри не хотелось. Что тот мог ему сказать? Все, что он мог сказать, было важно для Петтигрю, не для Гарри. «Наверняка будет просить о помощи. С какой стати?» Гарри не испытывал желания убить эту крысу, но все же сожалел, что гада арестовали, а не прикончили во время задержания. А ведь идти ему все равно придется. Сам Шеколбот просил. Гарри вздохнул и аппарировал в Лондон.

Глава 11.
О тайне Гарри Поттера и Снейпе, разумеется

Петтигрю... Эта тварь разрушала жизнь Гарри дважды... Первый раз, когда предала его родителей и Волдеморт ворвался в дом в Годриковой лощине. Второй раз, когда во время Турнира трех волшебников Петтигрю помог своему Лорду возродиться. Во время последней битвы крыса сумела-таки ускользнуть и успешно скрывалась от авроров на протяжении нескольких лет. И вот теперь ничто не помешает Петтигрю разрушить жизнь Гарри в третий раз, а ведь она только-только начала налаживаться. Гарри вздохнул и оправил летнюю мантию из льна. Эту легкую, темно-оливковую мантию он купил по совету Драко… Драко. Кто бы мог подумать, что жизнь однажды наладится. Кто бы мог подумать, что жизнь сложится вот так.

Гарри знал Драко Малфоя большую часть своей жизни и, как потом оказалось, не знал совсем. Молодой человек не знал, что случится с ним в будущем, но он очень хотел разделить это будущее с Драко. Драко… Тайна, которую не знал никто из друзей Гарри.

Да, Гарри очень хорошо понимал Снейпа. Тайны нужно хранить. Нужно защищать тех, кого любишь... Любишь. «Он вцепился в мою руку тогда в больнице, хотя и был накачан зельями по самое не могу. Он ни разу не назвал меня идиотом. Он заколдовал двери так, что они сами открываются, едва я поднимаюсь на крыльцо. Он играл со мной в "плюй-камни". Неужели это проявления… симпатии? Да нет, это бред. Я вообще не знаю, гей ли он. То есть знаю. Снейп любил маму. Его воспоминания о ней были подлинными».

Гарри некстати вспомнил, как несколько раз приходил к Снейпу в лазарет, потом в св. Мунго, чтобы отдать пузырек с воспоминаниями, и как сунул бутылочку в узкую, холодную ладонь, стараясь не смотреть Снейпу в глаза. Да, тайны нужно хранить.

Но ведь Северусу Снейпу придется заплатить за свою тайну жизнью. Что ж... Некоторые тайны этого стоят, и Гарри вдруг осознал, что понимает Ремуса, который решил больше ни во что не вмешиваться. Выбор Снейпа нужно уважать. «Нет, нет! Снейп должен жить! Он не должен платить своей жизнью за исцеление Фрэнка и Алисии Лонгботтом!»

Внезапно в голову Гарри пришла очень простая идея. «И как я раньше до этого не додумался! Больше всех о Снейпе знал Дамблдор. Нужно отправиться в Хогвартс и поговорить с портретом директора! А еще можно попробовать расспросить Малфоев. И старшего, и младшего». Малфой-старший не вызывал у Гарри симпатии, но молодой человек не знал другого мага, который бы был знаком со Снейпом ближе, чем Люциус Малфой.

«Драко... Кстати, их дом здесь неподалеку».

После победы над Волдемортом Малфои не вернулись в имение, а переехали в особняк в центре Лондона, что не удивительно. Удивило магическое сообщество то, что супруги Малфой развелись, а после возвращения Люциуса Малфоя из Азкабана Драко стал жить с отцом.

«Не обманывай себя, ты просто соскучился. Хотя Люциус наверняка дома. Как бы поговорить с Драко и не встретиться с его отцом? Проблема…»

Однако в особняке Малфоев Гарри Поттера встретил лишь хмурый домовик. Эльф сообщил, что хозяев нет дома и что ему неизвестно, когда они вернутся. «Что ж, придется идти на встречу с крысой». Больше предлогов откладывать поход в аврорат у молодого мага не было.

Глава 12.
О том, что проспал Гарри. И о Снейпе

Поднявшись на крыльцо центрального участка автората, Гарри сразу почувствовал неладное. Запах. Запах озона и паленой шерсти. Этот запах невозможно забыть или перепутать с каким-либо другим. Запах боя.

Огромный, плечистый аврор, дежуривший на входе, посмотрел на Гарри растерянно.

– Я Гарри Поттер, мне было велено явиться сюда.
– А?
– Я Гарри Поттер, меня приглашали.
– Снейпа здесь нет. И Петтигрю нет. Их уже забрали.
– Куда?
– В Министерство. И домой.

«Вот идиот. Причем здесь Снейп? Хотя он всегда причем».

– Можно мне поговорить с дежурным аврором?

Участок не радовал глаз чистотой и порядком. Повсюду были видны следы недавней битвы: за креслом краска вздулась пузырями, с пола не успели собрать щепки от разбитого заклинанием дверного косяка, структура оконного стекла была изменена. «Снейп? Петтигрю?»

Навстречу Гарри вышел сам Шеколбот, большой, спокойный и уверенный в себе. Сегодня, впрочем, в движениях Кингсли была заметна некоторая нервозность.

– Гарри! Добрый день! Ты все пропустил!
– Добрый день! А что именно я пропустил?
– Все! Петтигрю увезли в Министерство после того, как Северус Снейп попытался его убить. Затем явился Фрэнк Лонгботтом вместе с сыном, и они разгромили участок, пытаясь освободить Снейпа. Затем явилась эта старая фурия, миссис Лонгботом, с невесткой, и они забрали своих мужчин, оформив поручительство. Ну и здоровый же этот молодой Лонгботтом! Хорошо еще, что они не использовали непростительные и не пытались никого убить! Потом явились оба Малфоя, старший и младший, и заплатили залог за Снейпа. Вот и все. Ты опоздал и пропустил все веселье! Чем ты вообще занимался?
– Я спал.
– Ну, раз уж ты так славно выспался, отправляйся в Министерство магии и поговори с Питером Петтигрю. Он знает немало чужих тайн и обещает открыть их все после разговора с тобой. Совсем забыл, пропуск... Да, пропуск для тебя будет готов не раньше завтрашнего утра. Вот с утра и приступай!
– Так точно, сэр!

Гарри попрощался и вышел.

«Ну и дела! Сколько всего произошло за тот день! Точнее, за ночь и день. Значит, Снейп, Старый Змей, не лег спать после атаки, а уложил меня на диван, приготовил завтрак и отправился в участок, чтобы убить Петтигрю. Все интересней и интересней! Откуда он силы-то взял? Принял одно из своих зелий, не иначе. Вот только зачем ему убивать крысу? На этот вопрос слишком много ответов. А правильный знает лишь сам Снейп».

Глава 13.
О Снейпе, поцелуях и первой медицинской помощи

Гарри Поттер аппарировал в Галифакс, в Тупик прядильщиков. Дверь гостеприимно распахнулась, едва молодой человек поднялся на крыльцо. «Значит, хозяин дома. Но спрашивать его с порога про крысу нельзя. Нельзя вести себя, как истый гриффиндорец. Спрошу про погоду. Идиот! Спрошу про самочувствие. Еще раз идиот. Скажу: "Добрый вечер!" – и подожду. Пусть Снейп сам выбирает тему для разговора».

Но когда Гарри зашел в гостиную, все благие намерения были враз забыты и «добрый вечер» застрял в горле, впрочем, как и все другие слова. На кровати, которая по-прежнему стояла в центре комнаты, на спине, раскинув руки, лежал Люциус Малфой. Платиновые волосы рассыпались по подушке. Верхом на Малфое сидел Снейп и, придерживая одной рукой голову мужчины, целовал лежащего. Прямо в губы, взасос. Гарри остолбенел. «А зачем Снейп держит его рукой за нос? Он зажимает Малфою нос!»

Наконец мужчина прервал поцелуй, схватив Люциуса Малфоя за руки и начал… «Это же искусственное дыхание, – сообразил Гарри. – Он делает ему искусственное дыхание. Рот в рот!» В комнату вбежал Драко. Снейп снова поднял голову и, не обращая внимания на Гарри, прорычал:

– Где?
– Вот, – ответил Драко, подавая мужчине флакон.
– Вон отсюда, оба! – приказал зельевар.

«Значит, Снейп все же заметил меня!»

Гарри и Драко выбежали в какую-то комнатенку. «Кухня, – подумал юноша. – Что вообще здесь происходит?» Задать вопрос вслух он не успел. Драко опередил его: «У отца приступ. Кажется, сердце остановилось». Гарри обнял своего парня, прижал к себе что есть силы. Драко положил голову ему на плечо. Все было так страшно. Так неожиданно. Все было так правильно. Так хорошо. Гарри крепко обнимал Драко, даря ему все тепло, всю нежность, которая была в его душе. Молодой человек потянулся за поцелуем, когда из гостиной раздалось:

– Можете зайти. Оба.

Разорвав объятия, Драко поспешил к отцу. Люциус Малфой сидел на кровати, элегантный, как всегда. Только рубашка на груди была расстегнута, а на щеках играл яркий румянец, обычно ему несвойственный.

Глава 14.
Об отцах и детях. И Снейпе

– Все в порядке, сын. Северус – настоящий мастер своего дела. Добрый вечер, мистер Поттер!
– Добрый вечер, мистер Малфой! Добрый вечер, мистер Снейп!
– Очень добрый. Хотя чего можно было ожидать от такого дня! – хмуро ответил Снейп. «Да уж. И Петтигрю жив остался. И Люциус», – подумал Гарри. Он, конечно, не желал смерти Малфою-старшему, но исключительно из-за его сына. Драко искренне любил отца. Стоило только взглянуть на него: бледный как смерть, глаза влажные. «Бедный мой! Сейчас главное – ничем себя не выдать». В комнате повисло тягостное молчание, но Гарри был твердо намерен не нарушать его. Остальные, видимо, тоже.

Наконец Снейп, уложив флакончики в небольшой саквояж и вручив его Люциусу Малфою, произнес:

– Тебе пора. Пусть мистер Поттер проводит тебя до дома.

Обернувшись к Гарри, он продолжил:

– Вам лучше поехать на «Ночном рыцаре». У мистера Малфоя была остановка сердца. Аппарировать ему нельзя.

– Хорошо, – ответил Гарри. Он был готов помочь. – А как же вы?
– Со мной остается Драко. Не так ли?
– Конечно! – поторопился с ответом юноша.
– Поттер, вам нужно отдохнуть и выспаться. Вот этим и займитесь, только отведите мистера Малфоя домой.

У Гарри были возражения против этого плана, но обозвав молодого человека
несносным гриффиндорцем, Снейп фактически выставил его в компании Малфоя-старшего за дверь.

– Ну что ж, пойдемте, мистер Малфой, – произнес юноша, твердо взяв мужчину под руку и помогая тому спуститься с крыльца.
– Пожалуй, нам давно пора перейти на «ты».
– Отлично! И называй меня Гарри.

Они пошли прочь от дома Снейпа по дороге, что вела к реке. Сердце Гарри Поттера осталось там, в доме. Но ведь Драко со Снейпом. А значит, защищен. Или это Снейп с Драко. Как бы там ни было, нужно отвезти Люциуса домой и самому отправиться спать. Гарри вздохнул. Завтра ему предстоял тяжелый день. Малфой тоже вздохнул и произнес:

– Да, старый я стал. Пора сидеть дома и внуков нянчить. Но ведь от вас с Драко мне внуков не дождаться, не так ли?

Молодой маг внезапно почувствовал большое облегчение. Свои отношения оба молодых мага хранили в тайне – пусть магическое сообщество спит спокойно. Но больше всего и Гарри, и Драко беспокоила реакция Люциуса Малфоя на эту новость. И вот теперь выясняется, что отец Драко в курсе. У Гарри точно камень с души свалился. Теперь можно драться! Драться с предрассудками, с традициями, со всем магическим миром в лице лорда Малфоя!

– Никто не имеет права вмешиваться в мою личную жизнь… Папа!
– Зови меня Люциус, Гарри!

Атака Гарри Поттера с блеском провалилась. Маги продолжали неспешно спускаться по тротуару к реке, вечерний воздух освежал вспыхнувшие румянцем щеки Гарри. На улице было пусто и тихо, лишь откуда-то издалека доносился звук пароходного гудка.

– Да, я знаю, каковы ваши с Драко отношения, но он в последние месяцы стал спокойнее, часто улыбается. Я благодарен тебе, Гарри, и за это тоже.
– А как же внуки? И честь фамилии?
– Внуки – не проблема. Найдем девочку, заключим контракт, она родит мне внука и отдаст дитя мне. Воспитаю. А честь… Мой прапрапрадед слыл... Впрочем, не стоит на ночь глядя. Моя репутация тебе известна. Малфои делают то, что хотят и когда хотят. Хотя, конечно, и ошибаются. Я часто ошибался и едва не потерял сына, и больше такого не допущу. Драко мне многое простил, но мне не за что его прощать.

Гарри остановился и внимательно посмотрел в лицо мужчине. По лицу аристократа сложно было что-то прочесть. Но, похоже, родительский гнев Драко не угрожает.

– Отношения в семье всегда строятся на прощении. Не на любви, а на прощении. Нарцисса в какой-то момент исчерпала свои запасы терпения и прощения.. Или мои грехи оказались непростительными. А вот Драко остался со мной…

Люциус высоко поднял палочку, вызывая «Ночного рыцаря». Гарри был настолько потрясен монологом мужчины, что просто забыл это сделать.

Глава 15.
О тайнах сердца и немолодых магах

– Э-э-э… Спасибо за все, Люциус.
– Тебе спасибо.
– А как же быть со Снейпом?
– Организуем дежурство. У Северуса много должников. И не только в Азкабане.
– Да, я тоже думаю, что смогу найти нескольких. Но я о другом. Ты знаешь, чего хочет демон?
– Хатушили хочет честного обмена. Он открыл тайну, настала очередь Северуса.
– Но что это за тайна?

Подъехал «Ночной рыцарь». Разговор, так интересовавший юношу, прервался. Молоденький, бледный до синевы кондуктор впустил их в салон. Началась уже знакомая Гарри гонка. Малфой еще не успел сесть, а водитель уже тронулся с места. Гарри успел подхватить Люциуса и помог ему.

«Ах, старость – не радость!» – произнес мужчина. Парень посмотрел на этого красивого, вовсе не старого человека и подумал, что по внешнему виду мага и не скажешь, что полчаса назад он был при смерти.

– Зато когда в аврорате я начал хвататься за сердце и посинел, авроры быстро забегали со всеми этими ордерами, рапортами и прочими бумажками. А когда Драко закричал о том, что у меня слабое сердце и очень злые адвокаты, Северуса отпустили практически моментально.
– Лучше было бы все же без этого, – заметил юноша.
– Проблемы с сердцем у меня были еще в школе. И потом тоже…

Гарри прекрасно помнил, что из Азкабана Люциуса освободили по состоянию здоровья, но, как и большинство магов Англии, молодой человек думал, что Малфой просто откупился.

Во время поездки оба мага молчали, но едва они вышли в Лондоне у особняка Малфоев, Гарри повторил вопрос:

– Так что это за тайна?
– Обычная тайна немолодого мужчины.
– И вам она известна?
– Мы договорились на «ты». Все дело в прощении. Северус никогда не умел прощать только одного человека – себя самого. Он намерен расплатиться за свои ошибки до конца.
– И он согласен заплатить своей жизнью, чтобы сохранить эту тайну? Он сказал, что она касается многих людей, не только его одного.
– Похоже на то.
– И ты говоришь о том, как мы будем помогать Снейпу сражаться с демоном, зная, что он все равно рано или поздно погибнет?
– А ты собираешься встретиться с Петтигрю? Северус настроен решительно против.

Гарри застыл с раскрытым ртом. Все встало на свои места. Кто дожидается, тот добивается. «Так вот почему Снейп хотел убить крысу. Какой же должна быть страшной тайна, чтобы пойти на такое: ворваться в аврорат, рисковать свободой. Впрочем, он и так каждую ночь рискует жизнью. И Драко сейчас с ним. Драко…»

– Прошу бывать у нас запросто. Я дам распоряжение домовикам пускать тебя в любое время и приготовить комнату рядом со спальней Драко. Спокойной ночи! У тебя завтра будет нелегкий день.
– Спокойной ночи! Выздоравливай!
– Благодарю. Постараюсь.

Люциус Малфой ушел в дом, а Гарри отправился в свое поместье.
 
Форум » Библиотечная секция "Слеш" » Гарридрака » "Тайна Северуса Снейпа" (Автор:Иван Карабасов,R,СС,ГП/ДМ,драма, макси,закончен)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017