Меню сайта
Категории раздела
G [0]PG [0]PG-13 [0]R [2]
Статистика

Онлайн всего: 3
Гостей: 3
Пользователей: 0
<>
Главная » Статьи » Гет » R

Условности
Пролог.

    Гермиона сидела у окна в спальне для девочек и пыталась читать. Обычно занятие любимым делом всегда ее успокаивало, но не в этот раз. Гермиона была в ярости. Как он мог?! Как посмел?! Этот рыжеволосый мерзавец вконец распоясался! Не далее как час назад она застала Рона в объятиях сестриц Патил, которые еще и смели с ней  поздороваться, а ведь она всего лишь хотела поздравить его с победой. Может, конечно, они и не делали ничего предосудительного, но они сидели в пустом кабинете одни, а руки Рона лежали на коленях у девочек!
 — Гермиона, — послышался из-за двери знакомый голос — может, ты все-таки выйдешь?  — Голос был слегка виноватый... Только слегка???!!!
 — Иди к черту! — крикнула девушка, — не желаю тебя ни видеть, ни слышать, кобель!
Так его, пусть помучается, решила она и уткнулась в книгу. За дверью послышался тяжкий вздох, а затем все стихло.

Глава 1.

    Легкое потрескивание свечей и шелест страниц нарушали священную для Гермионы тишину этого места. Библиотека Хогвартса была любимой ее обителью. Молчаливые книги, бесконечные ряды полок, все это так умиротворяет. Девушка прикрыла глаза и блаженно улыбнулась неизвестно чему. Было достаточно сложно выбраться из своей комнаты, когда ее сторожили целых два цербера, но выслушивать извинения она тоже была не намерена.
 — Бу! — раздался неожиданный возглас. Гермиона почти подпрыгнула, (а может и подпрыгнула, но невысоко и незаметно).
 — Джинни! Как тебе не стыдно к людям то подкрадываться?! Напугала до смерти!
 Джинни хмыкнула:
 — Это я еще не старалась! А ты знаешь, что ребята тебя ищут? Облазили уже почти все, но вот в библиотеку, почему то не заглянули, умники...
 — По-моему, они просто не знают, что такое место тут есть. Ну, и что им на этот раз нужно? Домашнее задание списать? — деланно поинтересовалась та, не раскрывая истинную причину их поисков.
 — Нет, кажется, Рон хочет извиниться за что-то… Что мой братец натворил на этот раз?
Гермиона вздохнула. Жаловаться на Рона его родной сестре было странно, но ведь Джинни была ее подругой:
 — Твоего братца я застала обнимающегося с близняшками Патил! Ловелас недоделанный!
 — Да быть не может! Сразу с обеими? Во дает!
 — Джин, в твоем возмущении присутствует львиная доля восхищения! Не могла бы ты хотя бы при мне его не выказывать?
 — Ох, прости Герм, просто такое поведение не свойственно Рону. Может ты что-то не так поняла?
 — Джин, ну я же не дурочка. Я все поняла правильно, хотя, должна признать, что, наверное, зря на него сержусь. Никаких отношений, кроме дружеских, у нас быть не может. Мы через многое вместе прошли, мы друзья, но спать с ним... не думаю, что смогу.
Джинни успокаивающе погладила ее по плечу.
 — Этого следовало ожидать. Вы совершенно друг другу не подходите. Ты, извини, конечно, тихая библиотечная мышь, а он застенчивая бестолочь. Это был бы очень скучный союз. Тебе нужен сильный мужчина. Тот, который решит все за вас обоих. Тот, которому ты подаришь свою девственность...
 — ЧТО?! — Гермиона аж поперхнулась... — Только не говори, что ты еще девственница.
Подруга покраснела:
 — Так ты... Быть не может! Вы же идеальная пара с Гарри. Почему?..
 — Ну, — замялась Джинни, — он сказал, что подождет, пока я не буду готова...
Неожиданно над их столом вспыхнули горящие буквы "ТИШИНА В БИБЛИОТЕКЕ!". Вездесущая мадам Пинс была в своем репертуаре, оберегая этот храм знаний.
 — Пойдем, — сказала Гермиона, — в гостиной договорим, и потом я уже закончила!
Девушки вышли и направились в гостиную факультета.
В гриффиндорской башне как всегда был шум и гам. Сегодня состоялся первый матч года, и Гриффиндор обыграл Райвенкло в квиддич, и сие событие отмечали все курсы от мала до велика.
 — Герми, ты вернулась! — попытался обхватить подругу Рон, от которого разило алкоголем.
Девушка ловко вывернулась из нежеланных объятий:
 — Не смей меня трогать! И вообще, сначала протрезвей, а потом поговорим.
 — Вот видишь, — обратила она к Джинни, — а ты говоришь, ищут. Пьянствуют они!
 — Может, лучше пойдем в спальню, — прошептала та — Тут нам, кажется, не дадут пошушукаться.
Миновав гостиную, они поднялись в комнату Гермионы. Чтобы радостный шум не проникал сюда, на дверь были наложены звукоизолирующие чары. Гермиона плюхнулась на кровать, жестом пригласив Джинни последовать ее примеру.
 — Так что ты хотела мне рассказать? — спросила Джинни.
Ее собеседница собралась с духом.
 — Джин, я не девственница, — нехотя признала она.
 — О! — глаза Джинни удивленно расширились, — так вы с Роном уже успели...
 — Да причем тут Рон? — нахмурилась Гермиона, — Джин, это было еще два года назад, мы с ним познакомились на Турнире Трех Волшебников...
 — Виктор Крам?? — выдохнула та.
 — Ну, да… Виктор Крам. И незачем корчить рожицы, — улыбнулась Гермиона, глядя в ошарашенное лицо подруги. — Он был такой... такой высокий, мускулистый, и от него веяло внутренней силой. Никто бы не устоял.
 — Ну, ты даешь! Тебе ведь только пятнадцать тогда исполнилось! Тоже мне, Гриффиндорская Всезнайка, Гордость Школы, Пай—девочка!
"Гордость школы" лукаво улыбалась. Ее было не пронять этим показным возмущением.
 — Но как? Когда? В смысле, как тебе удалось от всех это скрыть? — продолжала вскрикивать Джинни.
 — Это было в Выручай-Комнате. И это было здорово. Но, к сожалению уже очень давно не повторялось.
 — А я уже трижды жалею, что попросила Гарри подождать. Теперь он об этом даже не заикается, а самой сделать первый шаг страшно, — теперь Джинни выглядела расстроенной и Гермиона почувствовала необходимость ее утешить.
 — Мне кажется, что тебе все же придется через это пройти, Гарри… он слишком джентльмен, чтобы настаивать. Мой тебе совет, затащи его в Выручай-Комнату, а она сама все сделает. Романтика, свечи, роскошная постель, и никакого страха, что вас застукают.
 — М—да… Звучит на редкость заманчиво. Спасибо, я, пожалуй, так и сделаю.
Девушки проговорили еще какое-то время, после чего Джинни ушла к себе, а Гермиона еще какое-то время обдумывала их разговор: "Значит, по мнению окружающих, я тихая мышь. Отлично, мы это исправим..."

    Утром Гермиона чувствовала себя разбитой и не выспавшейся. Кое—как разобрав свои непослушные волосы, она оделась и спустилась на завтрак в Большой Зал. Рон с Гарри были уже там, и, судя по их лицам, им было намного хуже, чем ей. Похмелье мучило обоих.
 — Доброе утро, — сказала девушка, устраиваясь около Гарри.
 — Какое же оно доброе, — пробурчал Рон, накладывая себе в тарелку порцию омлета.
 — Да уж — поддержал его Гарри, — похмельное утро по определению не может быть добрым.
 — Пить вас никто не заставлял. Сами виноваты. Лучше скажите, подготовили доклад по Зельям?
 — Уроки, — снова пробурчал Рон, — о чем-то кроме них ты можешь думать?
 "Еще как могу", — подумала про себя девушка, но вслух сказала другое:
 — Конечно, Рон, расскажи—ка мне о том, что ты делал вчера вечером сразу с обеими мисс Патил? — она ядовито улыбнулась ему.
 — Так что там по зельям? — спас друг Гарри, он явно видел к чему все идет и не хотел, чтобы его лучшие друзья между собой ссорились. — Тема то, вроде, была элементарной, Оборотное Зелье.
 — Да, оно самое, — Гермиона сделала вид, что забыла про Рона и ушла в разговор о зельях.
 "Мучайся, мучайся" — думала она, глядя на рыжеволосого болвана.
После завтрака "Золотое Трио" спустилось в подземелья для урока по Зельям. Снейп, по обыкновению, влетел в класс, подобно гигантской летучей мыши. Гермионе казалось, что он специально так делает, но она отбросила эту мысль. Не может быть, чтобы профессор Снейп был падок на такие пафосные жесты.
Снейп, между тем, осмотрел класс быстрым, колючим взглядом и холодно поинтересовался:
 — А где Лонгботтом? Неужели он решил сделать мне подарок на день рожденья и скоропостижно скончался?
Рука Гермионы взлетела вверх.
 — Да, мисс Грейнджер, — колючий взгляд, направленный теперь на нее, стал насмешливым, — Вы хотите поведать мне самые сладкие подробности этой трагедии?
 — Нет, профессор, Невилл отсутствует потому, что профессор Спраут нужна помощь с некоторыми хищными растениями. Вот, — Гермиона протянула руку, в которой был кусок пергамента, — она просила передать Вам вот это.
 — Акцио,— произнес Снейп, буквально вырвав несчастный пергамент из руки девушки. Профессор бегло просмотрел неровный почерк Спраут.
 — Минус десять баллов с Гриффиндора, — сказал он, — За пренебрежение одним предметом, в пользу другого.
 — Но почему? — вырвалось у Гермионы.
 — Что, простите? — казалось, что Снейп ошарашен. Спорить с ним не решался ни один студент. До сего дня.
 Гермиона нервно сглотнула, но гриффиндорская гордость взяла своё, и она все же повторила:
 — Извините, профессор Снейп, но я спросила, почему Вы сняли баллы с моего факультета.
Гарри и Рон взглянули на нее как на сумасшедшую.
 — Я снял баллы с вашего факультета за прогул вашим однокурсником моего предмета, — медленно, словно маленькому ребенку, пояснил он.
 — Но ведь он не прогуливает. Он помогает преподавателю, разница очевидна.
 — Помогает преподавателю, говорите, ну что ж, тогда жду Вас сегодня в семь в своем кабинете. МНЕ НЕОБХОДИМА ВАША ПОМОЩЬ В ЧИСТКЕ КОТЛОВ! — рявкнул он и продолжил урок.
Взыскание. Я заработала Взыскание! С ума сойти! Впервые за шесть лет учебы! Может, не стоило его злить, но гриффиндорское чувство справедливости взяло верх над осторожностью. Она ведь пыталась выручить друга, хоть и безуспешно.
    Едва закончился урок, как ребята завалили ее вопросами:
 — Зачем ты с ним спорила? — удивился Гарри, — он ведь все равно ничего не поймет. У него нет ни капли сочувствия.
 — Он просто сальноволосое чмо! — поддержал друга Рон.
 — Рад, что Вы такого же низкого мнения обо мне, как и о Вас, мистер Уизли,— Раздался за спиной ледяной голос профессора Снейпа, — минут десять очков с Гриффиндора за неуважение к преподавателю. А что до вас, мисс Грейнджер, то прошу не опаздывать!
 — Я никогда не опаздываю, профессор, — тихо проговорила Гермиона.
 — Я знаю, — обронил он, скрываясь в своем кабинете. Ей предстояло еще одно очень важное дело.
 
    Вечером Гермиона спустилась в подземелья. Она опаздывала на пятнадцать минут, но ее это, кажется, ничуть не заботило.
Стук в дверь и…
 — Мисс Грейнджер, по моему, я сказал Вам явиться в семь, а сейчас пятнадцать минут восьмого! — Снейп был не то, чтобы в ярости, но все-таки довольно злой.
 — Простите, профессор, я готова к взысканию, — робко произнесла она, опуская глаза, в которых горел хитрый огонек.
 — Кхм, — кашлянул Снейп, — котлы, к моему разочарованию, уже успели отмыть эльфы, Вам лишь остается проверить, что за бурду сварил второй курс, я думаю, это не составит вам труда.
    Через несколько часов каторжных трудов Гермиона начала понимать раздражение Снейпа на студентов. Это ж надо, запороть такое простое зелье, когда были даны и инструкция, и ингредиенты. Как можно запутаться?! После третьего десятка склянок, из которых только шесть были Обезболивающим Зельем, ей хотелось прибить первого попавшегося второкурсника.
 — Сэр, — подала голос провинившаяся, — Сэр, я закончила.
 — Да? — с усмешкой спросил Снейп, — удивительно шустро, всего—то три часа! У меня для Вас было еще задание, но боюсь, Вы уже не успеете его выполнить.
 — Что за задание, профессор?
Заинтересованный взгляд ее красивых карих глаз заставил его ответить:
 — Мне нужна была кое—какая информация по Антиликантропному зелью. Точнее у меня есть кое-какие наработки по его улучшению, и я хотел, чтобы Вы взглянули, — что он несет? И почему он вдруг отметил, что у нее красивые глаза?
"Что??? ОН ХОЧЕТ СО МНОЙ ПОСОВЕТОВАТЬСЯ?? Ущипните меня кто—нибудь!!!" — девушка была явно шокирована, но постаралась не выдать свое безмерное удивление:
 — О, профессор, я с радостью просмотрю весь материал, который Вы мне дадите!
"И зачем я только это ляпнул?" — думал Снейп, собирая разрозненные бумажки на столе в одну общую пачку. Этот открытый, добрый и несколько любопытный взгляд чем—то неудержимо раздражал его.
 — Вот, — он протянул ей кучу листков, на которых неровным почерком было что—то нацарапано. — Можете идти, мисс Грейнджер, взыскание закончено.
    Гермиона вышла из кабинета, бережно прижимая к груди драгоценные листы. Она убрала их в сумку, чтобы не помялись, и пошла в свою спальню, незаметно оставив в кабинете небольшую коробочку в оберточной бумаге. На выходе из подземелий ее окликнул неприятно—знакомый голос:
 — Грейнджер! Что ты здесь делаешь в такой час? — из тени ниши показалась стройная фигура красивого светловолосого юноши, — И где твои дружки—идиоты?
 — Отвали, Драко, — пробормотала она
 — Ай—ай—ай, как невежливо, — сказал он, подходя все ближе, — кажется, тебе не помешает урок хороших манер...
Голос его был приторно—сладкий, как сироп от кашля.
 — Малфой, уйди с дороги, или ты хочешь, чтобы я тебе напомнила небольшой эпизод с третьего курса? У тебя слишком красивые скулы, чтобы портить их синяками!
Она попыталась обойти его, но он не позволил.
 — Считаешь, что у меня красивые скулы? А как насчет остального? — он самодовольно усмехнулся.
 — Что?! Ты резко поглупел или окончательно съехал с катушек? — Гермиона была явно в замешательстве.
Но Малфой и не думал отступать. Он подошел почти вплотную, по—змеиному быстро схватил ее за руку и притянул к себе.
 — Я задал тебе вопрос, глупая грязнокровка, — прошипел он ей в самое ухо.
 — Убери руки, придурок, — дернулась она, Малфой держал крепко, — у тебя что, совсем мозги в подземельях отсырели??
Гермионе стало не по себе. Не то, чтобы гриффиндорка испугалась, нет, просто почему то почувствовала себя беспомощной и беззащитной.
Но Малфой, кажется, и не думал ее отпускать:
 — Не волнуйся, малышка, с мозгами и со всем остальным у меня полный порядок!
Гермиона уже пожалела об опрометчивых словах про красивые скулы.
 — Чего ты хочешь, Драко? — спросила она.
 — Тебя, — выдохнул он и впился поцелуем в ее губы.
Гермиона начала активно вырываться, но Малфой не отпускал ее, а лишь поудобней перехватил. Теперь его руки лежали у нее на талии. Поцелуй продолжался, и Гермионе вдруг расхотелось вырываться. Она ответила на его поцелуй, и их языки сплелись в страстном танце. Дыхание участилось, сердце рванулось из груди, а внизу живота пробежала жаркая волна. Что за черт? Прерывать поцелуй не хотелось, но Малфой, кажется, расслабился. Гермиона толкнула его в грудь что было силы и он, не ожидая ничего подобного, полетел на пол.
 — Ты дурак, Малфой, кто же так соблазняет девушку? — с усмешкой сказала она, и выбежала из подземелий.
    Оказавшись в своей комнате, она принялась размышлять. Что за странный сегодня был вечер. Задание Снейпа, который, надо признать, был очень мил, поцелуй Малфоя. С чего бы это ему меня целовать? Она подошла к зеркалу и принялась пристально себя рассматривать. Густые темные волосы были немного растрепаны, но воронье гнездо больше не напоминали, золотисто—карие глаза, чуть раскосые, придавали ей загадочности. Гермиона в шутку, подражая Лаванде, глупо похлопала ресничками. Олененок. Ну как есть олененок! Самый настоящий диснеевский Бэмби! Осознание своей похожести на этого персонажа заставило ее рассмеяться. Гермиона переоделась в ночную сорочку и забралась в кровать. Из головы все-таки не выходил Малфой. Он ее враг! Хорошо, пусть не враг, но уж точно недруг. Почему тогда его поцелуй был ей приятен? Почему она до сих пор зверски возбуждена? Конечно, это, наверное, от длительного воздержания. Как-никак полгода ничего и ни с кем не было. Последним был выпускник Райвенкло, Джейсон… Он был красив, и даже хотел навещать ее после своего выпуска, но она отказалась. Еще не хватало, чтобы кто—то из Хогвартса узнал, что у нее роман с кем бы то ни было! И почему все думают, что на мне клеймо недотроги? Ведь этот образ необходимо поддерживать, а это так утомительно! Лежа в постели, ей до боли хотелось секса…

Категория: R | Добавил: tetcher (19.04.2010)
Просмотров: 559 | Рейтинг: 4.0/3
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Форма входа
Поиск
Внимание
Хроники Хогвартса ВКонтакте
Copyright MyCorp © 2017