[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Модератор форума: Hasta, Irkina, julia-sp, АгатА 
Форум » Библиотечная секция "Гет" » Другие пейринги » В ладонях твоих (Автор: Беса,PG-13,romance,ТЛ\ББ, миди, в работе)
В ладонях твоих
MollywobblesДата: Вторник, 31.01.2012, 13:27 | Сообщение # 1
Новичок
Магистр
Награды: 3
Репутация: 47
Статус: Нет на месте
Название:В ладонях твоих
Автор: Беса
Бета/Гамма: Solali
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Темный Лорд/Беллатриса Блэк, Северус Снейп
Жанр: Angst, romance
Тип: гет
Дисклеймер: не претендую, не получаю, отказываюсь
Саммари: От любви до смерти - один шаг, но хватит ли девочке, полюбившей Темного Лорда, решимости сделать его?
Размер: миди
Предупреждения: OOC
Статус: в работе


 
БесаДата: Вторник, 31.01.2012, 13:58 | Сообщение # 2
Гость
Читатель
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Нет на месте
Я проснулась с криком. Выпрямилась на жесткой кровати, смахнула с мокрого лба тяжелые пряди, прогоняя остатки сна. Снова этот сон, один и тот же в течение трех лет. Как будто мне мало этой тесной, вонючей камеры, где меня оставили наедине с воспоминаниями, понемногу сводящими с ума. Как будто мне мало еженедельных визитов дементоров, которые лишали крупиц последнего, что у меня еще осталось – надежды. Как будто мало того, что здесь, в тюрьме, я полностью лишена магии, которую привыкла воспринимать как часть себя. Я застонала от бессильной злобы.

Плеснув в лицо водой, капающей из ржавого крана, я бросила взгляд в узенькое окошко. За время своего заключения я научилась определять время интуитивно с удивляющей меня саму точностью. Три часа ночи. Я знала, что больше мне не уснуть до самого рассвета. Меряя шагами камеру, я размышляла о том, что пройдет еще несколько лет, прежде чем я сломаюсь. Я сильная – несмотря ни на что, во мне еще теплилась надежда. Но все же… Заключение в Азкабане измотало меня. Я отчетливо помнила первые дни в тюрьме, первые пытки и первые кошмары по ночам. Но уже через несколько месяцев заключения мой рассудок начал играть со мной злые шутки: случалось, что я впадала в долгое забытье и из памяти стирались целые недели и даже месяцы. Похоже, я начинаю сходить с ума. Хотя нет, не так. Я продолжаю сходить с ума. Оказавшись в Азкабане три года назад, я искренне верила, что смогу стерпеть что угодно - мне казалось, что не может случиться ничего более страшного, чем его смерть. Я была уверена, что выдержу это ожидание, даже если оно окажется вечностью. Что такое вечность по сравнению с моей любовью?

Все же кошмар, приснившийся мне этой ночью, был особенно реален, поэтому я позволила себе мысли о прошлом. Память моя горчила полынью, и казалось, будто не кровь, а вязкая черная смола течет по моим венам.

Ярость, безудержная ярость снова будто плеснула мне в лицо, растекаясь по всему телу, оставляя легкое покалывание в кончиках пальцев. Но злость тут же сменилась нежностью, когда я взглянула на двух черных змей, переплетенных в замысловатом узоре, который пересекала тонкая белая полоса старого шрама. Память о тех двоих, кто был мне действительно дорог. Метка тихонько царапнула внутреннюю сторону предплечья. Нет, это не зов… Я прекрасно помнила ощущения вызова – будто кто-то потушил о кожу сигарету. Теперь же, когда мой Лорд сгинул, Метка отзывалась только на воспоминания о нем.

Я всегда называла его именно так, «мой Лорд». Мне не нравилось ни прозвище Волан-де-Морт, ни тем более дурацкое маггловское имя - Том Реддл. Называя его своим Лордом, я была искренна, как никто другой. Он действительно был повелителем моего сердца, моим богом. Единственным, кого я любила… Хотя порой мне казалось, что это не любовь, а одержимость. Но сравнивать мне было не с чем.

* * *

Мне было 16 лет, и я всей душой ненавидела Хогвартс. В школе я общалась только с Северусом Снейпом, который был на курс старше. Так случилось, что мы двое очень хорошо понимали друг друга. Банда Мародеров во главе с Джеймсом Поттером травила не только нелюдимого Снейпа, который хоть и был действительно талантливым волшебником, мало что мог противопоставить уверенным, нахальным и сильным парням. Жертвой номер два для Мародеров была я. И если бы только для них…

Почти все ученики Хогвартса, за исключением разве что некоторых слизеринцев, хотели быть похожими на Поттера и его проклятую банду. Девочки со всех четырех факультетов бегали за парнями из шайки, и лезли из кожи вон, чтобы понравится им. И конечно, лучшим способом понравиться Мародерам было сделать гадость мне или Северусу. Впрочем, в открытую бросить нам вызов не осмеливался почти никто, кроме самих Мародеров – все же у Снейпа были магические таланты, да мой характер был мало похож на золото. Поэтому досаждать старались исподтишка. Хмурому Снейпу больше доставалось от парней - девочки всерьез побаивались его. Зато на мне пытались отыграться и те, и другие.

Снейп всегда особенно выделял Джеймса. Когда тот появлялся в зоне видимости, в глазах приятеля светилась такая ненависть, что мне казалось, что Северус учится с маниакальным прилежанием только ради того, чтобы однажды главарь Мародеров выпил яд, подмешанный в кофе. Поттер отвечал слизеринцу тем же, жестоко измываясь над ним при любой возможности. Он пользовался тем, что Северус, несмотря на старания в учебе, был слабее него. Пока слабее, злорадно думала я, наблюдая успехи Снейпа в зельеварении и ЗОТИ.

Мне и самой приходилось несладко. Если сам Джеймс практически не замечал меня, видимо считая, что невелика честь связываться с девчонкой, то мой дражайший кузен Сириус Блэк, похоже, задался целью свести меня в могилу.

Мне было десять, а ему едва исполнилось одиннадцать, когда между нами пробежала черная кошка. Мы с Сириусом были знакомы с самого детства и вначале особой неприязни друг к другу не испытывали. Я всегда была немного замкнутой, предпочитая книги шумным забавам, кузен же слыл настоящим сорванцом.

Это было последнее лето перед его зачислением в Хогвартс, а это значило, что он больше не сможет колдовать вне школы. Кузен, насколько я знала, был крайне раздосадован этим фактом, и вознамерился провести последние дни «свободы» с пользой. Несмотря на то, что волшебных палочек у нас еще не было, Сириус довольно ловко управлялся с бытовой магией. Но особенно ему удавались фейерверки и другие пиротехнические трюки.

Как-то раз я застала его за тем, что он с увлечением привязывал к большой ракете Габи, нашу домовую эльфку, явно собираясь запустить ее в небо. Кроткая Габи только жалобно смотрела на него своими огромными глазами, не смея возразить или позвать на помощь. Не знаю, о чем думал Сириус, но я не могла стерпеть подобной жестокости в собственном доме. В короткой, но яростной схватке я вышла победителем, разбив кузену нос и не без помощи Габи обмотав его веревкой от портьеры.

В тот же вечер я случайно подслушала разговор Сириуса с матерью, моей тетей. Конечно, ему влетело за то, что он натворил, вот только понятия о вине у нас были очень разными…

- Это унижение! – гневные слова его матери долетали до меня даже через закрытую дверь. – Твое баловство с огнем недопустимо, но еще более недопустимо, что ты, Сириус Блэк, позволил скрутить себя какой-то сопливой девчонке! Ты уже почти первокурсник, а Белла всего лишь малышка!
- Но, матушка… - голос Сириуса звучал сбивчиво, - она же девочка, я не мог…
Мать не дала ему договорить.
- Ну и что с того? Или может, ты влюбился в эту растрепу? Ха-ха-ха!
Сириус молчал, больше не пытаясь возразить. Дальше я слушать не стала. Мать Сириуса была известна своим высокомерием и самодурством, поэтому я не придала этой истории большого значения. Тогда. Но я вспомнила о ней в первый же день обучения в Хогвартсе. Похоже, слова матери задели Сириуса сильнее, чем я думала.

Был и еще кое-кто. Сириусу не удалось бы проделать и половину своих гадостей, если бы не Алиса Прюэтт, которая ходила за ним буквально по пятам. В банду Мародеров не принимали девушек, но я предпочла бы встретиться в темном переулке со всей компанией Поттера, но не с Алисой.

У кукольно-красивой гриффиндорки вроде бы не было особых причин ненавидеть меня, но, спевшись с Сириусом, она с неподдельным рвением приняла его игру. Если на первых курсах все ограничивалось безобидными дразнилками вроде «Беллатриса-крыса», то теперь их шуточки были не просто жесткими, а по-настоящему жестокими, и мне не раз приходилось залечивать их последствия у мадам Помфри. В конце концов, вмешался даже декан Слизерина, интересуясь, почему я столько времени провожу в больничном крыле. Я твердила какую-то чушь, вроде того, что с детства много болею, но так ни в чем и не призналась. Я была слишком горда для этого. Но после визита декана обращаться к мадам Помфри перестала, кое-как залечивая раны и ушибы самостоятельно. Северус тайком варил для меня заживляющие зелья, ни о чем не спрашивая.

Травля подтолкнула нас навстречу друг другу, хотя наши отношения никогда не были особенно теплыми. Но понимающее сочувствие, ненавязчивая поддержка и ненависть к Мародерам связывали нас крепче всякой дружбы.


Сообщение отредактировал Беса - Вторник, 31.01.2012, 14:00
 
БесаДата: Вторник, 31.01.2012, 14:05 | Сообщение # 3
Гость
Читатель
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Нет на месте
В тот злополучный день я проглядела очередную шуточку Сириуса и Алисы. На этот раз они (явно не без помощи девиц с моего же факультета) подмешали мне в чай мед грюмошмеля. Вообще-то мед этих насекомых в очень небольших дозах использовался в качестве успокоительного, но экстракт из него, как это часто случается при передозировке, оказал на меня прямо противоположный эффект.

Когда я поняла, что что-то не так, было уже за полночь. Меня мутило, а через некоторое время начались слуховые галлюцинации. В мозгу будто бы поселился пчелиный рой. Хриплые, низкие голоса сплетались друг с другом, мешая разобрать слова. Голоса звучали прямо внутри головы, и казалось, что кто-то вбивает ржавые гвозди мне в виски.

Неожиданно мне стало смешно. Я хохотала, понимая, что это истерический смех, не в силах остановиться. Потом из глаз хлынули потоки слез, такие же неконтролируемые, как до этого веселье. Я поняла, что без помощи мне не обойтись, иначе неизвестно, чем закончится эта истерика.

Я знала, что делать и к кому идти. Размазывая по щекам непрошенные слезы, как была босиком, я тихо вышла из спальни девочек, накинув на плечи плед.

Я знала, где сейчас можно найти Снейпа. Профессор зельеварения давно уже разрешил ему пользоваться кабинетом в любое время. Слагхорн и сам был человеком настроения, понимая, что вдохновение может придти и ночью. Все-таки Северус был одним из самых талантливых студентов Слагхорна, что давало ему некоторые привилегии. Снейп и вправду предпочитал одиночество, с удовольствием экспериментируя с зельями по ночам.

Я кралась по темным коридорам, внимательно прислушиваясь, не идет ли кто. Даже если это не преподаватели, совершающие обход, а еще один нарушитель режима, мне нельзя попадаться. Никто не должен видеть слез Беллатрисы Блэк.
Когда я наконец добралась до комнаты мальчиков, действие проклятого меда усилилось. Меня била дрожь, ноги подкашивались, а в животе будто кто-то выжимал холодную мокрую тряпку. Надеясь, что мне повезло и Северус действительно здесь, я осторожно приоткрыла дверь кабинета. Снейп читал какой-то толстый фолиант при тусклом свете палочки. Видимо, ему хватило одного взгляда на мое белое, как мел, лицо, расширенные зрачки, дрожащие руки и заплаканные глаза.

- Яд? – спросил он одними губами.
- Мед грюмошмеля, - прошептала я, и неудержимые слезы снова полились из глаз. Северус кивнул.
- Это Блэк? – еще один беззвучный вопрос. Я не ответила: мы понимали друг друга и без слов. Снейп остался спокоен, только опасно сузил темные глаза. Усадив меня в кресло, он быстро принялся за работу. Хотя меня жутко тошнило, я невольно залюбовалась отточенными движениями его тонких пальцев. Снейп действительно был мастером своего дела – я была уверена, что даже профессор зельеварения не справился бы с этим заданием без книги. Но в мастерство Снейпа я верила безоговорочно, и не колебалась ни секунды, глотая угольно-черную вязкую жидкость.

Действительно, не прошло и пяти минут, как мне стало гораздо легче. Снейп за это время успел убрать все ингредиенты в шкафчик и вымыть котел.
- Спасибо, – от души поблагодарила я. В этот момент мне казалось, что на свете нет никого, кто понимал бы меня так же хорошо, как этот нескладный черноволосый юноша с темными пронзительными глазами.
- Пожалуйста, - его голос был спокоен, как всегда. – У меня есть для тебя подарок.
Я глупо переспросила:
- Подарок?
- Да, - Северус заговорщицки подмигнул. – Ты вечно попадаешь в неприятности, поэтому я сделал кое-что для тебя… для нас.
Из складок мантии он достал две черные коробочки.
- Для всех остальных это просто компас, - пояснил он, вручая мне одну из них. - Но для нас это что-то вроде экстренной связи. Компас предупредит меня, если ты будешь в опасности. А если коснуться его палочкой, покажет направление.
- Спасибо, - еще раз прошептала я, пораженная до глубины души. Мне и не снилась такая магия, а еще больше ошарашила его забота.

Северус как-то странно посмотрел на меня - он явно заметил, что я стою босиком на холодном полу, зябко кутаясь в плед. Моя ночная рубашка постоянно норовила сползти с одного плеча. Одна непослушная прядка выбилась из высокой прически, падая на глаза. Повинуясь секундному порыву, я шагнула к Северусу, наклонив голову к его груди. Парень застыл, не ожидая такого поворота событий. Я обняла его - меня все еще била нервная дрожь – и ему не оставалось ничего, кроме как сомкнуть руки на моей талии. Я прильнула к нему еще сильнее и ощутила легкий запах сухих трав, шедший от его кожи. Что будет, если я проведу рукой по его щеке?

«В Хогвартсе станет одной дурой больше, вот что будет», - ехидно ответила я самой себе.

Я не помню, сколько мы простояли вот так, обнявшись. Снейп не двигался, и, казалось, даже не дышал. О чем он думал все это время? В конце концов, я отстранилась. Руки уже не дрожали.
- Я выйду первой.
Северус кивнул. Глаза у него были тоскливые. Я выскользнула из кабинета и поспешила к спальне девочек. Видимо, мы возились довольно долго, потому что в коридорах стало совсем темно. Что ж, тем лучше для меня.
Я уже свернула в галерею, ведущую в спальню, когда прямо передо мной из ниоткуда возникли ухмыляющиеся Сириус и Алиса. Только их сейчас и не хватало…
- Что, бегаешь по ночам к своему дружку? – голос Сириуса походил на собачий лай. – Ну и что, Нюниус хорош в постели? Тебе так нравятся его грязные подштанники?

Лицо Алисы исказила брезгливая гримаса, и она мерзко захихикала. Меня передернуло от отвращения к этим двоим. Мерлин, как же я их ненавидела! Некстати вспомнился Люциус Малфой, который тоже был на ножах с Мародерами, но, в отличие от меня, всегда находил едкие слова для ответа на каждую колкость. Но он слыл не меньшим самодовольным ублюдком, чем сам Поттер, и поэтому банда старалась не связываться с ним. Мне же не хотелось опускаться до перепалки, да и о чем говорить с теми, кто тебя ненавидит? Я предпочитала по возможности обходить Мародеров стороной, не провоцируя конфликт, но, загнанная в угол, защищалась, как умела.

Сириус приближался ко мне крадущейся походкой хищника, Алиса - в трех шагах позади него, держа наготове палочку. Я попятилась, готовясь защищаться, и тут меня словно ударили бладжером по затылку. Я забыла палочку в кабинете зелий! Дура, дура!

- Квиетус! – голос Алисы, легкое движение палочкой. Мне стало страшновато, когда я поняла, что теперь мне даже не позвать на помощь. Проклятая гриффиндорка наложила заклятие тишины. Я отчаянно пыталась сообразить, как улизнуть от мерзкой парочки, и продолжала отходить назад, пока не почувствовала спиной холодные камни стены.

- Подержи ее, Сириус, - приказала Алиса, и в ее руке сверкнули ножницы. Я моментально поняла их план и мысленно застонала от злости и отчаяния. Помощи ждать было неоткуда. Что ж, так просто они меня не возьмут.

Я всегда любила агрессивный маникюр – мои длинные ногти оставили на руках и лице кузена несколько глубоких царапин, как только он оказался в пределах досягаемости. Я сопротивлялась, как загнанная в угол крыса, кусаясь и царапаясь с отчаянной решимостью. Алиса скакала вокруг нас с палочкой наготове, не решаясь, однако, применять заклятия – боялась попасть в Сириуса. Но силы все же были неравны.

Возможно, я смогла бы отбиться, будь при мне моя палочка. Возможно, если бы я заплакала, они отпустили бы меня сами, просто напугав и поиздевавшись. Возможно. Но моя яростная борьба распалила мучителей. Если раньше на красивом, надменном лице Сириуса была только легкая брезгливость, то сейчас его исказила настоящая злоба – он не ожидал такой прыти от своей жертвы. Кузен зарычал, когда мои ногти в очередной раз впились в его кожу, оставив на щеке кровоточащую полосу. Я с сожалением подумала о том, что не попала ему в глаз.

Вдруг Сириус, сделав резкий выпад, сильно, по-мужски ударил меня в живот. Я согнулась пополам, хватая ртом воздух. Было очень больно. «Сволочи, сволочи!» - билось в мозгу, пока я медленно, как во сне, сползала на пол по стенке. Сириус не дал мне упасть, подхватив за талию и заламывая за спину руки. Теперь он стоял сзади, крепко сжимая мои запястья. Я оказалась лицом к лицу с Алисой. На ее мордашке мелькнуло злобное торжество, и я не сдержала вскрик, когда Сириус грубо намотал на кулак мои растрепавшиеся волосы.

Больше я не проронила ни звука, почти спокойно глядя на то, как падают на пол длинные пряди моих волос, похожие на черных извивающихся змей. Все, что я чувствовала в тот момент – это всепоглощающая ненависть.
Вдруг Сириус насторожился.
- Там, а арке, кто-то есть. Проверь!
Алиса бросила быстрый взгляд в темноту, ножницы мгновенно исчезли из ее рук.
- У тебя паранойя, Блэк. Вся школа давно видит сны.
Сириус презрительно фыркнул и чуть ослабил хватку, вытирая щеку рукавом. На белой ткани рубашки остался ярко-алый след.
- Вот стерва, - прошипел он мне прямо в ухо. – Я покажу тебе, что такое настоящее унижение. Алиса! Дай мне ключ от класса трансфигурации.
- Зачем тебе? - насторожилась девушка, подозрительно уставившись ему в лицо.
- Просто дай мне этот дурацкий ключ! – вспылил Блэк, и Алиса пожала плечами. Она быстро подала ему грубый ключ из темного металла. Видимо, благосклонностью преподавателей пользовался не только Снейп.
- Как знаешь, Сириус, – холодно бросила она, исчезая в тени. – Только не покалечь ее - будет трудно избежать проблем.
Когда тонкая фигурка Алисы скрылась из виду, Сириус, еще сильнее сжав мои запястья, потащил меня по коридору.
 
БесаДата: Вторник, 31.01.2012, 14:09 | Сообщение # 4
Гость
Читатель
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Нет на месте
- Квиетус! – голос Блэка срывался от злобы.
Кричать было бесполезно. Мало того, до меня наконец дошло, почему ни Алиса, ни Сириус не использовали заклинание немоты, Силенцио. Они хотели, чтобы я кричала, но не хотели, чтобы это услышал кто-то, кроме них. Ну нет, я никому не доставлю такого удовольствия.

Я снова попыталась вырваться, молча и сосредоточенно, но это только сильнее разозлило его. Сириус, рывком развернув меня лицом к себе, на мгновение отпустил мою руку. Я, воспользовавшись шансом, снова попыталась достать ногтями эти ненавистные глаза, и случайно смахнула с парты какой-то стеклянный прибор. Он разлетелся на мелкие осколки с оглушительным звоном, который, впрочем, никто не мог услышать.

- Репаро! – процедил Сириус сквозь зубы. Осколки вмиг снова стали единым целым. Он сильно, с оттяжкой ударил меня по лицу тыльной стороной ладони, оставляя на скуле ссадину от кольца. «Как смешно», - подумала я сквозь боль. - «У меня есть такое же кольцо. Фамильное украшение Блэков».
Мародер снова поймал мою руку и, буквально впечатав меня в стену, направил палочку на сведенные запястья. Глаза у него были бешеные.
- Инкарцеро!

Мои руки вмиг опутала веревка. Он опустил палочку, и, по-прежнему вжимая меня в стену, стал жадно целовать. Я остолбенела безо всяких заклятий. Мне не было так противно с тех пор, как на первом курсе я на спор съела слизняка. Я в оцепенении смотрела на Сириуса широко распахнутыми глазами, через миг поняв, что он целует меня совершенно серьезно, по-взрослому.

- Что ты делаешь, придурок! Отпусти меня! – прошипела я, змеей извиваясь в его руках. Парень только ухмыльнулся:
- Заткнись, Белла. Пора перестать быть такой гордячкой, спуститься на землю к нам, простым смертным. Я знаю, тебе понравится. Неужели я хуже этого немытого Нюниуса?

Он снова прильнул к моим губам. Собрав остатки мужества, я прокусила ему губу, одновременно пиная коленом в пах. Блэк взвыл, согнувшись пополам, и я, пользуясь спасительной возможностью, бросилась к двери кабинета.

Он пришел в себя быстрее, чем я рассчитывала. Убежала я совсем недалеко. Сириус настиг меня одним невероятным, звериным прыжком, и повалил на пол, разрывая широкий ворот ночной рубашки. Упала я неудачно, неловко подставленный локоть хрустнул под весом двух тел. Острая боль вспыхнула одновременно со скрипом двери. Две черные тени появились в кабинете, и я в отчаянии подумала, что это подоспели дружки Сириуса. И не поверила ушам, услышав властный незнакомый голос:
- Оставь ее, блохастый ублюдок.
- Левикорпус! – этот чуть дрожащий от волнения голос был мне хорошо знаком. Северус!
Блэка швырнуло вверх, и он повис в воздухе вниз головой. Глаза его горели яростным зеленым огнем.
- Экспеллиармус! – тот же властный холодный голос. Палочка Блэка отлетела в сторону. Снейп кинулся ко мне.
- Диффиндо, - шепнул он, разрезая веревки на моих запястьях и отдавая мне забытую палочку. «Компас!» - запоздало сообразила я. Вот как он узнал, что у меня неприятности. Неприятности – слабо сказано, меня просто колотило, и только сейчас я осознала, что испугалась всерьез.
– Люмос!
Снейп невольно отшатнулся, увидев мое окровавленное лицо, наверняка жуткое в зеленоватом свете палочки.
- Что, нравлюсь? – съязвила я, поморщившись от боли. Во рту чувствовался металлический привкус крови.
- Северус, займись им, - незнакомец указал палочкой на Блэка. – Я сам позабочусь о Белле.
Снейп кивнул, а незнакомец, подойдя ко мне, легко поднял меня на руки, и мы аппарировали прочь.

Мы оказались в небольшой комнате, где разливалось тепло от горящего камина. Кроме пары кресел и столика, мебели там не было. Незнакомец мягко опустил меня на пол, а сам сел рядом. Только теперь я смогла получше рассмотреть его. Молодой мужчина был поразительно, как сказали бы магглы, демонически красив. Темные, чуть вьющиеся волосы выгодно оттеняли алебастровую белизну его кожи, на аристократическом, утонченном лице выделялись черные глаза, в которых полыхал огонь. В них четко, словно в зеркале, отражалось пламя камина. Он выглядел старше меня лет на семь, и я могла бы поклясться, что никогда не видела его в Хогвартсе, хотя сейчас на нем была форма Слизерина.

Он печально улыбнулся, как будто признавал свою вину в случившемся, и бережно откинул обкорнанные волосы с моего лица. Ситуация была настолько гротескна, что мне захотелось засмеяться, но я сдержала себя.

- Потерпи еще немного, – его вкрадчивый голос был полон нежности. - Vulnera sanentur!
Он осторожно прикасался к моим синякам ледяными пальцами, а я с удивлением смотрела, как с тела пропадают четкие отпечатки пальцев Сириуса, стираются багровые ссадины от веревок, постепенно стихает боль в локте. Я молчала, глядя странного незнакомца. Он заворожил меня. Было в нем что-то такое… Даже теперь я не смогла бы выразить это словами даже на самом суровом допросе. Просто… за него можно было умереть, не задумываясь. Внезапно я поняла, кто он такой. И эта догадка показалась мне естественной, как дыхание.

Конечно, я слышала о Темном Лорде: среди аристократии о могущественном волшебнике ходили многочисленные слухи. Этим именем называл себя когда-то обычный ученик Хогвартса Том Реддл. Я смутно припоминала, что у него было сложное детство, что он поссорился с директором и ушел, на прощание бросив угрозу поставить на колени весь магический мир. До меня доходили слухи о том, что он собирает сторонников из числа чистокровных волшебников. Но я никогда не задумывалась об этом, ведь у меня хватало собственных проблем. Беллатриса Блэк и сказка о Волан-де-Морте существовали в параллельных реальностях, которые пересеклись только теперь.

Конечно, мое имя он знает от Снейпа. Раньше я не обращала внимание на некоторые странности в поведении Северуса, но теперь задумалась. Где приятель постоянно пропадал вечерами? Откуда знал составы многих зелий, не упоминавшихся в учебниках? Как умудрялся доставать компоненты для них? И как овладевал той магией, о существовании которой я даже не догадывалась? Раньше я списывала все это на расположение профессора Слагхорна, но теперь мне казалось, что вряд ли декан настолько выделял Снейпа.

Выходило, что Снейп оказался каким-то образом знаком с Темным Лордом, и неплохо, раз они вместе заявились в Хогвартс в столь подходящее для меня время. Мало того, когда компас сообщил Снейпу о том, что мне грозит опасность, Темный Лорд явно находился рядом с ним. Вряд ли Северус стал бы просить своего покровителя о помощи своей школьной подружке. А если Лорд соизволил придти, это может означать только то, что я, Беллатриса Блэк, зачем-то нужна ему.

Тем временем темноволосый маг поднялся с колен. Он явно подыскивал нужные слова, но я опередила его. Я решила свою судьбу за доли секунды, без раздумий и колебаний. Медленно, как во сне, я подошла к своему спасителю и опустилась перед ним на колено, склонив голову.
- Мой Лорд, - голос почти не дрожал, когда я произносила слова древней клятвы верности, и одновременно - любви. - Сердце мое в ваших ладонях.
- Мир мой в ладонях твоих, - эхом откликнулся он, подхватывая старинную формулу.

Он поднял меня с колен, обхватил за плечи, и наши взгляды встретились. Я тонула в этих обсидианово-черных глазах, из которых на меня смотрела вечность. Темный Лорд обнимал меня с такой нежностью, будто я стеклянная. Мне и самой казалось, что если он отпустит меня, я рухну на пол, разлетевшись на тысячи осколков, как тот прибор в кабинете трансфигурации. Его ледяные руки жгли кожу даже через ткань, от него пахло вишневым табаком и едва уловимым сладковатым запахом тлена. Подумать только, еще час назад я думала, что будет, если я прикоснусь к щеке Снейпа… Я закрыла глаза, когда он коснулся моих губ. Осторожно, едва уловимо. Я ответила на поцелуй. Голова у меня шла кругом, будто я была пьяна.

Наконец я отстранилась, и, обнажив предплечье, протянула ему левую руку.
- Morsemordre, - прошептал он, легко касаясь моей белой кожи кончиками пальцев. Мне показалось, что под кожей зашевелилось холодное змеиное тело, но я не дрогнула. Метка – две переплетенные змеи – вспыхнула багровым, потом стала угольно-черной.
Ритуал был завершен.
 
БесаДата: Вторник, 31.01.2012, 14:11 | Сообщение # 5
Гость
Читатель
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Нет на месте
На следующий день я проснулась в чудесном настроении. Не огорчил даже взгляд в зеркало на мою новую «прическу». Вместо завтрака я, схватив ножницы, помчалась к Снейпу. У меня накопилась масса вопросов. Выходит, Северус знаком с Волан-де-Мортом? Да еще настолько близко, что тот по первому зову бросился спасать от неприятностей его школьную подружку? Слухи о волшебнике по имени Волан-де-Морт были из тех, что рассказывают в школьных гостиных шепотом с приходом темноты. Он был легендой, жутковатой и таинственной, и вдруг оказалось, что долгое время я находилась лишь в одном шаге от него. Не понимаю, почему это не удивляло меня, почему я приняла это сразу и бесповоротно.

Снейп выглядел виноватым, но мне было весело, как никогда.
- Стриги! И рассказывай! – я рассмеялась, увидев, как вытянулось лицо Северуса. – Я хочу такую же прическу, как у него.
- Белла! Ты с ума сошла! Во-первых, я зельевар, а не парикмахер. Могу предложить тебе зелье для роста волос. Во-вторых… - до него вдруг дошло не только то, что я сказала, но и то, как я это сделала. «У него…»
- Ты сумасшедшая!- в отчаянии простонал Снейп. – Он не просто смазливый парень! Белла, очнись! Это Волан-де-Морт, Темный Лорд, один из могущественнейших волшебников! Ты понимаешь это???
Я беззаботно рассмеялась.
- О да! Я понимаю это лучше, чем кто-либо другой, милый мой Северус! И знаешь что… Я наклонилась к самому его уху и прошептала торжествующе: - Я люблю его!

Снейп устало прикрыл ладонью воспаленные глаза – он явно не ложился сегодня ночью.
- Какой же я дурак. В ту ночь я встречался с Лордом, и вдруг компас показал, что ты в серьезной опасности. Я не знал, что и думать, потому что был уверен, что ты без приключений добралась до спальни. Лорд заметил мое состояние и увязался за мной, а ему трудно отказать… Да я и сам побоялся, что не справлюсь с Мародерами один, не думал, что блохастый развлекается без своих приятелей. Дурак!
Северус помолчал. Затем его глаза испуганно расширились, и я запоздало спохватилась, что короткие рукава моей туники не скрывают моего нового «украшения» - метки, которую оставили на моем предплечье пальцы Лорда.
- Белла, ты… - потрясенно начал он, но я раздраженно передернула плечами, уже начиная злиться от его патетического тона.
- Чем же так плохо мое знакомство с Лордом? – я гордо вскинула голову. – Завидуешь, что он отметил меня первой?
Снейп покачал головой, криво улыбнувшись.
- Ты и вправду не понимаешь, кто он. Он уже не человек, Белла. Я видел, как он убивает. Применить Непростительно заклятье для него – пустяк.
- Очень жаль, что он не продемонстрировал это вчера на моем дорогом кузене! Вот уж кто действительно заслуживает Непростительного заклятья!

Снейп внимательно посмотрел мне в глаза.
- Ты действительно готова испробовать Круциатус или Аваду на Сириусе? Или Алисе?
Я не нашлась, что ответить. Действительно, тут было, о чем задуматься. Как ни сильна была моя ненависть к Мародерам, я никогда всерьез не размышляла об их смерти. А уж о том, чтобы сделать это своими руками, и подавно.
Северус истолковал мое молчание по-своему.
- Это очень серьезный шаг, Беллатриса. Назад пути не будет. Помни об этом.
Мы помолчали. Вчерашняя ночь сблизила нас сильнее, чем мы сами того желали, мы разделили еще одну тайну, но я все же не могла понять, почему Снейпа так расстроила моя клятва Лорду.
Я медленно кивнула, глядя ему прямо в глаза, еще раз протянула ему ножницы и уселась на шаткий стул.
- Хорошо, Северус. Я никогда этого не забуду.
Снейп вздохнул и кисло улыбнулся, для пробы щелкая ножницами.

Все же из него бы вышел неплохой парикмахер. Уже через каких-то полчаса он привел мою прическу в терпимое состояние. Теперь мои волосы, раньше закрывавшие всю спину до талии, не доставали даже до плеч.
- А как насчет тебя самого? – спросила я, встряхивая кудрями, которые теперь стали виться еще сильнее. – Почему ты стал связался с Лордом?
- У меня есть причины, - уклончиво ответил Северус, поджав тонкие губы. О, я хорошо знала это выражение лица. Больше из него не вытянешь ни слова.
- Спасибо за прическу. И за помощь, – сказала я, закрывая за собой дверь.
Вечером я вспомнила о том, что не спросила у Снейпа, что же он сделал с Сириусом. Хотя, в сущности, какая разница? Скоро я отомщу Мародерам сама.

Без сна лежа на кровати, я задумалась, смогла ли бы я применить Непростительное заклятье, например, к Алисе? Видеть, как ее прекрасное лицо искажается в муке, слышать ее крик и наслаждаться им… Нет, пожалуй, нет. Даже если бы в пылу боя я направила ей в грудь палочку, крикнув «Круцио!», ничего бы не вышло. Я прекрасно помнила главное условие Непростительных заклятий – нужно действительно желать жертве муки или смерти. А я желала только забыть о них, и больше никогда не вспоминать. С этой мыслью я уснула.

Вскоре я поняла, что встреча с Лордом перевернула меня. Я не могла сосредоточиться ни на чем и постоянно выпадала из реальности, размышляя о нем. Преподаватели то и дело одергивали меня на уроках, и даже Снейпу приходилось обращаться ко мне по нескольку раз, прежде чем до меня доходил смысл его слов. Я не могла думать ни о чем другом, вспоминая каждый миг той ночи, вдумываясь в мельчайшие детали. Я перебирала в памяти звуки, запахи, прикосновения, слова. Иногда мне начинало казаться, что встреча с Темным Лордом мне попросту приснилась, но метка на предплечье была слишком реальной. Она жгла кожу каленым железом, а ночью пульсировала, как бьющееся сердце. Иногда мне снилось, что от черной татуировки тянутся липкие сети, постепенно оплетающие мое тело и душу, и от этих снов я просыпалась в холодном поту.

Я перестала замечать даже привычные подколки, к которым теперь добавились шуточки про мои волосы и макияж. Раньше я не любила выделяться из толпы учеников, но теперь мне нравилось подчеркивать свою непохожесть на других.

Впрочем, Алиса Прюэтт не попадалась мне на глаза – ходили слухи, что она остыла к Сириусу и закрутила роман с Фрэнком Лонгботтомом. Сам Блэк после той ночи долго отлеживался в больничном крыле. Я до сих пор не знала, что сотворил с ним Снейп, но вряд ли это была просто дружеская беседа. Сириус явно умолчал о случившемся, иначе банда Поттера уже устроила бы мне и Северусу веселую жизнь. Впрочем, это беспокоило только Снейпа – он считал, что Блэк и Алиса замышляют какую-то грандиозную пакость. Я только смеялась над его страхами – во-первых, теперь я вправе считать, что нахожусь под защитой Темного Лорда, которому не чета все Мародеры, вместе взятые, а во-вторых, я полагала, что Сириус вряд ли захочет рассказать кому-то о своем унижении. Я сама на его месте поступила бы точно так же. Но шли дни, старшие курсы школы были заняты подготовкой к экзаменам, Сириус и Алиса явно старались не задевать нас даже случайно, и Снейп понемногу успокоился на этот счет.

У него самого были проблемы посерьезней, чем любые мародерские козни. Вернее, проблема была только одна. У проблемы были рыжие волосы и изумрудно-зеленые глаза. Проблему звали Лили Эванс. Я видела, как он меняется в лице, когда хорошенькая гриффиндорка появляется на горизонте. Меня удивляло то, что она, кажется, презирала Поттера и его банду, и в открытую общалась с таким изгоем, как Снейп.

Северус никогда не говорил со мной о Лили, но я обо всем догадалась сама. Я замечала, как он нервно теребит свою потрепанную мантию, отвечая на ее неизменное «Как ты?». Видела, как наполняются отчаянием его глаза, когда он хочет, не решается подойти к ней, смеющейся в кругу подруг. Отмечала, как он вздрагивает, когда случайно соприкасаются их руки. В общем, все было понятно и без слов.
Я не вмешивалась, рассудив, что если Снейпу понадобится совет, то он сам попросит о нем. По большому счету, мне должна была быть безразлична его личная жизнь, но меня беспокоило смутное нехорошее предчувствие.
 
БесаДата: Вторник, 31.01.2012, 14:16 | Сообщение # 6
Гость
Читатель
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Нет на месте
С приходом зимы мне стало совсем плохо. Волан-де-Морт ни разу не удостоил меня визитом с тех пор, как на моей руке появились черные змеи. Но от неразделенной любви еще никто не сходил с ума. Похоже, я буду первой. Неконтролируемые приступы паники перемежались то истерическим смехом, то рыданиями. Я то летала на крыльях счастья, то беззвучно выла от тоски в темном углу, желая только одного – сдохнуть. Настроение менялось так быстро и часто, что я была неспособна держать себя в руках. Я не могла спать, из-за бессонницы постепенно все больше выпадая из реальности. Снейп тоже заметил неладное. Он молча терпел мою раздражительность, бесшабашное веселье, нытье, любовь ко всему миру и желание умереть. Потом, после того, как я попыталась поцеловать его, а когда он мягко оттолкнул меня, испробовать на нем Оглушающее заклятье, Северус не выдержал. Он практически силой отволок меня в пустующий кабинет зельеварения, бросил в кресло и коротко приказал:
- Сиди здесь!

Мне показались невероятно забавными его нахмуренные брови, и я залилась идиотским смехом. Снейп молча распахнул шкафчик с ингредиентами, поставил котел на огонь. Наконец, закончив с компонентами зелья и перевернув песочные часы, он повернулся ко мне.
Он мрачно разглядывал меня так, будто видел впервые. Да, за последнее время я сильно изменилась. Стала пользоваться косметикой, предпочитая черный лак для ногтей и темную помаду. Когда правила школы позволяли снять форму, я носила вызывающие корсеты, темные платья «в пол», высокие каблуки и длинные, выше локтя, перчатки, скрывающие Метку. Почему-то я была твердо уверена – это бы понравилось Лорду. Черты моего лица хищно заострились, как после долгой болезни, а в глазах появился не свойственный мне ранее лихорадочный блеск.

Я знала, что Снейпа не на шутку беспокоили бешеные перепады моего настроения. Он не мог понять, что происходит, хотя, конечно, догадывался о причине произошедших перемен.
- Покажи мне Метку, – голос Северуса прозвучал холодно.

Странно, но татуировка на моем предплечье не потускнела со временем. Наоборот, она будто пульсировала глубоким черным цветом – это было странно и неправильно. Северус рассказал мне, что из разговоров с Темным Лордом он понял, что в неактивном состоянии рисунок блекнет, обретая яркость только в бою или во время вызова.

Наконец он отпустил мою руку, вложив в нее колбу со свежим зельем.
- Белла, ты должна принимать по три капли каждый день перед сном. Пожалуйста. Ты слышишь меня?
В этот момент мой разум плотно окутал серый туман.

* * *
- Белла, ты должна принимать по три капли каждый день перед сном. Пожалуйста. Ты слышишь меня?

«Легилименс!», мысленно шепнул Снейп, пытаясь вложить в сознание девушки эту нехитрую просьбу. Легилименции его обучал сам Волан-де-Морт, и Северус чувствовал, что это искусство покоряется ему лучше, чем того хотел сам Лорд. Вот и сейчас, внушив Белле необходимость соблюдать режим приема лекарства, он смог легонько коснуться ее мыслей.

- Да, Северус. – безразлично отозвалась Белла. – Я сделаю, как ты сказал.
Мысли Беллатрисы были похожи на извивающийся клубок ядовитых змей. Эти змеи терзали ее беспрестанно, медленно, но верно подталкивая к бездне безумия. В ее висках рефреном бились всего два слова и бесплотные тени образов, связанные с ними. «Мой Лорд…»

Обсидианово-черные глаза, бездонные, как сама тьма. Восхищение.
Темнота. Горящая, пульсирующая Метка на предплечье. Отчаяние.
Обжигающее прикосновение холодных пальцев. Боль.
Головокружение. Поцелуй. Бездна. Любовь.
Зов. Тишина. Пустота. Одиночество. Смерть.


Снейп до боли сжал кулаки. Она одержима им, она подошла к самому краю… Если бы он лично не приготовил для нее зелье, можно было бы подумать, что Белла находится под действием проклятия.

- Я помогу тебе, Белла, - прошептал он в пустоту, когда за ней закрылась дверь. – Настоящее проклятие – это твоя любовь к Темному Лорду.
Снейп буквально ночевал в библиотеке, пытаясь найти разгадку болезни Беллатрисы. Он подкупал Хранителя знаний своими зельями, а тот закрывал глаза на то, что Северус роется в Запрещенной секции.

Этими поисками он почти довел себя до изнеможения. Он практически не спал, ломая голову над тем, как помочь подруге. К счастью, наступили зимние каникулы, и готовиться к занятиям не было необходимости. К тому же школа была практически пуста - кроме Снейпа, в ее стенах осталось лишь несколько учеников и преподавателей. Беллатриса тоже не поехала домой, но Северус почти не видел ее.

Он отчаянно хотел понять, что происходит с девушкой. За это время он перечитал больше книг, чем когда-либо в своей жизни. Когда он выкраивал пару часов для сна, буквы плясали у него перед глазами, складываясь во фразы, которые он силился прочесть, но не мог. Гора прочитанной литературы росла, принимая устрашающие размеры, когда он наконец нашел то, что искал. Книга была древняя, с пожелтевшими истрепанными страницами. Буквы расплылись от времени, да и сам язык сильно устарел. Но Снейпу все же удалось понять отрывочный туманный текст. Он жадно вчитывался в него, и чем дальше он читал, тем сильнее пальцы его сжимали столешницу библиотечной парты.
«Ублюдок! Мразь!», билось в его мозгу. Если бы Волан-де-Морт сейчас мог слышать его мысли, заавадил бы не раздумывая. Снейп черным вихрем вылетел из библиотеки, с такой силой хлопнув дверью, что сонный Хранитель подскочил на стуле, как ошпаренный. Еще никогда он не был так зол и так полон отчаянной, безрассудной храбрости.

Впервые он предстал перед Темным Лордом без трепета. «Окклюменси, мать твою», со злостью подумал Снейп, впервые применяя науку Лорда для того, чтобы закрыть от него собственные мысли. Волан-де-Морт сидел в кресле у камина, уставившись в огонь немигающим взглядом.
- Что вы делаете с ней? – начал Снейп без приветствия. Вежливое «вы» давалось ему с трудом. - Черная Метка сводит ее с ума. Вы же прекрасно знаете, что в первые месяцы после клятвы вы должны быть вместе, пока ее разум не примет тьму. Зачем вы терзаете ее?
Волан-де-Морт окинул Снейпа насмешливым взглядом.

- А ты способный ученик, Северус, раз смог раздобыть эти сведения. Что же касается Беллатрисы… У нее большой потенциал, и ее сила понадобится мне. Но пока Белла не готова убить ради меня, она бесполезна.
- Она готова сама умереть за вас, - голос Снейпа был холоднее льда. – Вам этого мало?
- Я знаю, - хищно ухмыльнулся Лорд, - я прочел это в ее мыслях уже давно. На ее счет у меня особые планы, так что не суй нос не в свое дело, Северус.
- Кстати, - Лорд сомкнул свои тонкие пальцы на подлокотнике кресла, сделанном в форме змеи, - ты можешь облегчить ее страдания. Принятие Метки проходит практически незаметно рядом с любым другим Отмеченным Смертью. Всего одно прикосновение, и ты составишь Белле прекрасную компанию, а ее приступы прекратятся.
- Нет! – отрезал Снейп. – Я обойдусь и без этого клейма. «Потому что Лили никогда мне этого не простит», мысленно закончил он.
- Что ж, - печально вздохнул Лорд. – Как знаешь, Северус. Ты слишком горд, но твое сознание приняло бы Метку мгновенно… Помни, что мое предложение в силе.

Снейп кивнул и аппарировал к воротам Хогвартса, не прощаясь.

* * *

Это был мой первый период забытья. Он длился недолго, и, кажется, я делала все то, что должна была делать, потому что даже Северус не заметил ухудшения. Последнее, что я помнила – кресло в кабинете зельеварения, и Снейп, который просил меня не пропускать прием зелья. По школьному календарю я вычислила, что с тех пор прошла неделя.

Очнулась я ранним утром в пустой спальне, и первым делом подошла к окну. Двор был абсолютно белым, а в воздухе кружили холодные снежинки. Оказывается, я пропустила первый снег. Большинство учеников, видимо, разъехались по домам, праздновать. Может, и к лучшему, что я осталась в пустующей школе. Я старалась пореже вспоминать дом - эти мысли были мне неприятны. Мой дом разрушен три года назад, говорила я себе, с тех самых пор, как родители перестали общаться, не удосужившись, впрочем, развестись. Теперь фамильный особняк Блэков – это просто здание, увитое королевским плющом. Ничего больше.

Я чувствовала себя очень усталой. Я спустилась в общую гостиную Слизерина, и только успела поуютнее устроиться в кресле, как в комнату буквально ворвался бледный Северус. Он явно не ожидал увидеть меня здесь, но что ж, придется потерпеть мое присутствие. Снежинки на его волосах еще не успели растаять, от него веяло свежим зимним воздухом и вишневым табаком. Стоп. Этот запах вмиг разбил мое хрупкое спокойствие.

Я вскочила ему навстречу, сердце бешено колотилось.
- Ты видел Лорда???
- С чего ты… - начал Снейп, но, видно, глаза у меня были бешеные, и он не решился соврать. – Да.
Меня снова затрясло. Он видел Лорда! Говорил с ним каких-то полчаса назад!
- Покажи мне путь к нему! – взмолилась я. – Я должна его увидеть!

Снейп покачал головой. В глазах его была горечь, но мне не было до этого дела. Мне необходимо было увидеть Лорда, вдохнуть его запах, убедиться, что наша встреча не была сном… Я была готова на все ради этой встречи, ради одного только взгляда этих бездонных глаз. Я умоляла Снейпа указать мне путь, но он был непреклонен. На мои расспросы о том, что говорил ему Лорд, он тоже упорно молчал. Мне не удалось вытянуть из него ни слова, и на смену уговорам пришло бешенство. Меня охватила такая дикая ярость, какой я не знала в себе до этого дня.

- Ты покажешь мне дорогу к нему! Сделай это сам, или я заставлю тебя! – я наставила на Снейпа палочку и оскалилась. Северус в точности повторил мое движение. Бешенство застилало мне глаза.
- Твой обожаемый Лорд просто бессердечный мерзавец! Иначе он не бросил бы тебя сейчас! – процедил Снейп сквозь зубы.
Злоба заклокотала во мне ревущим потоком, сметающим границы рассудка.
- Круцио!
- Протего!
Две крика слились в один. К счастью для себя, Снейп успел применить Защитные чары, и мое заклятье разбилось о невидимый щит. Тяжело дыша и крепко сжимая палочку, он умоляюще произнес:
- Белла, очнись! Что ты делаешь?
- Что ты сказал о Лорде? – злобно прошипела я, сама не узнавая свой голос. – Повтори, и на этот раз я не оплошаю.
Снейп только пожал плечами и горько усмехнулся. Он медленно спрятал палочку и ушел, так ничего мне и не сказав. Я осталась одна в холодной гостиной, залитой белым зимним светом.

В глазах стояли слезы, в голове было гулко и пусто. Я была в отчаянии. Что я наделала? Что со мной? Мне вдруг показалось, что внутри у меня – огромная черная дыра, которая пожирает меня саму. Да, я стала змеей, в яростном бессилии кусающей собственный хвост. Теперь у меня действительно не осталось никого.

Так прошло еще несколько дней. Снейпа не было видно, но это неудивительно. Вряд ли он теперь захочет знать меня. Днем я апатично сидела у камина, глядя в огонь и представляя себе глаза Лорда, ночью до боли вглядывалась в темноту в безумной надежде увидеть его темную фигуру среди деревьев.

На исходе третьей бессонной ночи я пребывала в каком-то болезненном дурмане, и мой разум посетила мысль. Лорд придет, если почувствует, что мне грозит настоящая опасность. Как той ночью, с Сириусом. Идея не выдерживала никакой здравой критики – ведь тогда Лорд был с Северусом, которого предупредил об опасности компас. Но в тот момент мысль показалась мне гениальной. Мы связаны с Лордом, и он почувствует, что я умираю! Та, прежняя Белла, которой я была до встречи с Лордом, взвыла от ужаса глубоко внутри меня, но я быстро заставила ее замолчать.

Приняв решение, я немного успокоилась. Я твердо знала – либо я увижу Лорда на рассвете, либо умру - в любом случае это принесет желанный покой.

В ту зимнюю ночь чаша моего отчаяния переполнилась и выплеснулась через край.

В огромной, мрачноватой ванной комнате было прохладно. От горячей воды шел пар, и я вспомнила, как мы с отцом гуляли по берегу озера, а над ним так же клубился белый туман. Интересно, заставит ли родителей поговорить друг с другом хотя бы моя смерть? Сестренка, Цисси, наверняка расстроится, но она не осудила бы меня, если б знала…

Я резала по-настоящему, с нажимом ведя алую линию от запястья до локтя левой руки. Было так больно, что я испугалась, не потеряю ли сознание прежде, чем закончу разрезы.
- Диффиндо, диффиндо, - судорожно приказывала я палочке. Сначала вслух, а потом, когда от боли свело горло, мысленно. Когда линия коснулась Метки, и темно-вишневая кровь напоила змей, они зашевелились и злобно зашипели. Впрочем, это могла быть всего лишь игра моего воображения. Я не обратила на них внимания, думая о том, только бы успеть до того, как отключусь. Похоже, все-таки успела, подумала я, проваливаясь в темноту.

Я очнулась в кольце крепких рук, обнимающих меня. Мой Лорд…
- Ты все-таки пришел… - шепнула я надтреснутым голосом, не в силах даже открыть глаза. Рука горела огнем, но я знала, что Лорд умеет унимать боль. Хотя, что мне эта боль по сравнению с тем, что теперь он рядом?
Я ощутила его руку, откидывающие непослушные пряди с моего лица. Все так же, не открывая глаз, я коснулась его ладони, и наши пальцы сплелись.
- Я никогда не оставлю тебя, – голос был хриплым, чуть дрожащим от волнения. Он пропускал сквозь пальцы мои влажные волосы, и у меня екнуло сердце от щемящей нежности. Уже целуя его, я глотала слезы облегчения. Он со мной, он обещал, что никогда не бросит меня…
- Мой Лорд…
- Лили…

Что-о-о??? На меня будто вылили ушат холодной воды. Я открыла глаза, и обнимавший меня Северус резко отстранился. Он был мертвецки пьян, но, услышав, что я назвала его Лордом, немного пришел в себя.
- Белла? – он смотрел на меня так, будто видел впервые. А я смотрела на черный компас, который неизвестно как оказался у меня в руке.
- Северус… - горько усмехнулась я. – Прости.
- Это ты прости меня, Белла, – он устало потер виски. – Я должен был сразу рассказать тебе.

Он поднял меня на руки, не обращая внимания на воду, стекающую с моей рубашки и волос – я слишком ослабела от потери крови – и мы отправились в кабинет зельеварения. Там, пока мы пили каждый свое зелье, он – отрезвляющее, я – восстанавливающее и кроветворное, сушили и чистили свою одежду, он рассказал мне о времени, проведенном в библиотеке, и все то, что узнал о Метке. Он начал было говорить о встрече с Лордом, но я прервала его.
- Покажи мне.
Северус досадливо поджал губы, но кивнул. Медленно коснувшись палочкой своего виска, он потянул серебристую паутинку мысли. Он осторожно поднес ее к моим глазам, и я провалилась в омут его памяти…

- Итак, у Лорда насчет меня особые планы… - горько усмехнулась я. После увиденного я чувствовала себя так, будто кто-то тупым ножом вырезал мне сердце. – Что ж, ради него я готова на все. Скоро я оправдаю его надежды, Северус. У меня уже хватило жестокости пытаться достать тебя Круциатусом. И, поверь, я действительно хотела этого. Делаю успехи, – я нервно захихикала.
- Не смей так говорить! – вспылил он, и стакан с недопитым зельем лопнул в его руке. - Я помогу тебе. Так или иначе. Только сначала… - он осекся, недоговорив. Я мысленно закончила фазу за него: «Поговорю с Лили».

Мы оба знали то, о чем уже несколько недель говорила вся школа – Поттер ухаживает за Лили Эванс.
 
БесаДата: Вторник, 31.01.2012, 14:26 | Сообщение # 7
Гость
Читатель
Награды: 0
Репутация: 0
Статус: Нет на месте
Северус вернулся через два дня. Увидев его, я ни о чем не стала спрашивать. Все было ясно и так. Он тяжело опустился в кресло у камина, и закрыл лицо руками. Я молча подошла к нему, села на пол у ног и обхватила руками его колени. Он взял со стола пачку сигарет и закурил. Я чувствовала, как дрожат его руки, когда он гладил меня по волосам. Мы молчали: слова были не нужны. Я просто разделила с ним его боль.
Докурив, он закатал рукав белоснежной рубашки, и я сдавленно застонала. На его предплечье красовались черные змеи. Так же молча Снейп коснулся палочкой своего виска, и я снова погрузилась в его воспоминания. Вряд ли он так уж хотел показывать мне все это, просто знал, что мне станет лучше от одного взгляда на Лорда.

Он ошибся. Когда я взглянула на Лорда глазами Северуса, то ужаснулась. Он очень изменился. Нет, он был все так же ослепительно красив, но что-то неуловимо-чужое проглядывало в его чертах. Я помнила его глаза полными трепетной нежности, а губы – улыбающимися, теперь же взгляд его был по-змеиному холоден, а рот кривился в хищной ухмылке. Это было лицо садиста и убийцы, и это было лицо моей любви.

- Я согласен, – хрипло выдохнул Снейп, с деревянно-прямой спиной стоя перед креслом Темного Лорда.
- Твоя рыжая пассия предпочла Поттера? – усмехнулся тот, и Снейп вздрогнул, как от пощечины. – Что ж, тем хуже для нее, и тем лучше для тебя. Я рад, что ты все же решился.

Северус лихорадочно закатал рукав, вытянул перед собой руку и уставился в пол. Когда ледяные пальцы Волан-де-Морта коснулись его кожи, он побледнел и до крови закусил губы. Я и забыла, как это больно, когда Лорд оставляет свое клеймо. Но еще больнее, наверное, переступить через себя и покориться… кому? Врагу? Отчаянию? Безысходности?

- Morsemordre! – торжествующе произнес Темный Лорд, и две черные змеи поползли по мертвенно-бледной коже. – Теперь вы оба принадлежите мне!
Северус промолчал, еще сильнее сжимая зубы. Он медленно поправил одежду, скупо поклонился Лорду и аппарировал прочь.
Видение закончилось.

Лорд имел в виду, конечно, Снейпа и меня. Да уж, лучше не скажешь. Теперь мы действительно принадлежали ему безраздельно. Были больше, чем рабами. Даже у домовых эльфов была надежда на свободу, а мы с Северусом были навеки лишены этой надежды. Пути назад не было: мы стали Пожирателями Смерти.

Лорд оказался не прав, когда говорил, что Снейп без проблем примет Темную Метку. Хотя, возможно, Северус просто простудился на холодном зимнем ветру. Так или иначе, следующие три дня он метался в горячке, бредил, звал то Лили, то меня, проклинал то Поттера, то Лорда, просил прощения… Я была никудышным зельеваром, поэтому просто была рядом, меняя холодные компрессы на лбу и буквально силой вливая ему в горло теплый чай. Когда его температура поднялась до сорока, я запаниковала. Я не смела позвать мадам Помфри, поскольку та могла увидеть Метку. В отчаянии я даже отправилась в маггловскую аптеку, где пожилой медик, удивленно косясь на мое платье, продал мне целую гору лекарств, долго объясняя, что с ними делать. Я судорожно пыталась запомнить, что к чему, но, пока я возвращалась в школу, информация в моей голове превратилась в настоящую кашу.

К счастью, в коробочках с лекарствами обнаружились инструкции, и я ничего не перепутала. Уже через несколько часов мне удалось сбить жар. В первый раз за четыре дня Северус посмотрел на меня более или менее осмысленным взглядом. Кризис миновал.

Что касается меня, то мое собственное физическое и психическое здоровье вернулось к относительной норме. Когда Снейп был рядом, Метка не беспокоила меня, перепады настроения и периоды забытья прекратились, и я даже могла спокойно поспать.

Через два дня начинались занятия, и мне предстояло сделать гору заданий, о которых тошно было даже думать. Оказалось, у Снейпа ситуация с учебой была ненамного лучше. Поэтому мы провели это время в библиотеке, устроив настоящую баррикаду из книг и свитков и каким-то чудом успев закончить все к началу семестра. О Лорде мы не говорили.

Школа постепенно наполнялась жизнью. Мне теперь так странно было смотреть на людей, для которых мир остался прежним. Для них ничего не случилось, но для нас с Северусом все изменилось бесповоротно. Только сейчас я осознала, что мне всегда придется опасаться, что кто-то случайно увидит Метку и откроет нашу тайну. Понимала я и то, что детские игры кончились, и теперь мы соратники Темнейшего из волшебников.

Впрочем, специально пролистав подшивку «Ежедневного пророка» и еще нескольких газет, я поняла, что идеи Темного Лорда пользуются довольно большим авторитетом среди аристократии. Многие древние чистокровные семьи, как, например, моя, были полностью согласны с тем, что магглорожденным осквернителям крови не место в волшебном мире. По крайней мере, равенство здесь недопустимо. К тому же, оказалось, что Хогвартс – одна из немногих школ, куда без проблем принимают грязнокровок, потому что директор категорически против какой-либо дискриминации. Министерство Магии хранило молчание, официально не поддерживая ни тех, ни других, но ходили слухи, что министр и сам разделяет идеи Темного Лорда. Мне сложновато было разобраться во всех этих интригах, потому что раньше я никогда не интересовалась политикой. Да и теперь задумываться об играх Лорда с властью мне не хотелось.

Так или иначе, первый приказ Темного Лорда застал нас со Снейпом врасплох. Он вызвал нас вечером, когда в общей гостиной было многолюдно. Мы быстро переглянулись и вышли в коридор, каждый из нас инстинктивно прикрывал обжигающую Метку ладонью. К счастью, никто не заметил ничего подозрительного. То, что мы с Северусом были изгоями, играло нам на руку – так было гораздо легче сохранить тайну. Ведь у нас не было друзей, которые стали бы встревоженно спрашивать, что случилось.

Мне было страшно. Меня пугало не то, что может потребовать Лорд – я уже давно была готова выполнить все, что он прикажет. Я до дрожи боялась того, что увижу в его глазах, когда он посмотрит на меня. Помнил ли он вообще обо мне все это время? Думал ли он обо мне, оставаясь один в своем убежище? Снилась ли я ему хоть раз? Я боялась увидеть ответ в его презрительном змеином взгляде.

Я умоляюще посмотрела на Снейпа:
- Северус…
Я и сама не знала, о чем прошу его. Просто хваталась за хрупкую соломинку надежды. Мне нужна была хотя бы иллюзия защиты. Снейп, к моему удивлению, сразу собрался, будто и в самом деле приготовился защищать меня. В его темных глазах загорелась решимость, губы сжались в упрямую линию.

- Послушай, Белла, - сказал он, когда мы уже вышли за ворота Хогвартса. – Лорд не любит, когда ломают его игрушки. Поэтому будет лучше, если он не узнает про твою «гениальную» идею с ванной. Но он – искусный легилимент, и ты даже не заметишь, как он вторгнется в твои мысли. Поэтому… - он помолчал, собираясь с духом. Потом протянул мне свою ладонь. – Поэтому просто держи меня за руку, пока мы будем там. Не отпускай, что бы ни случилось. И постарайся не смотреть ему в глаза.

Я кивнула, осторожно сжимая его пальцы. Они были холодны, как лед. Пар от его дыхания застывал на морозном воздухе. Он крепче сжал мою руку, и мы аппарировали в резиденцию Темного Лорда.

Он был все так же безнадежно красив, несмотря на заострившиеся черты, болезненную бледность и усталые тени, залегшие у глаз. Его кресло с высокой спинкой, больше напоминавшее трон, выглядело жутко неудобным, но Лорд сидел на нем с величием владыки мира. В комнате ярко полыхал камин, и было очень жарко, но маг, казалось, не замечал этого, зябко кутаясь в плащ. Мы со Снейпом рука об руку стояли перед Волан-де-Мортом.

- Мой Лорд, - сдержанно поклонился Снейп.
- Мой Лорд… - эхом повторила я, не узнавая своего голоса. Больше я не поднимала ресниц, уставившись в пол под ногами. Пол был выложен темным камнем с прожилками красивого зеленоватого оттенка.
- Белла, Северус, - поприветствовал нас Лорд. Его голос был спокоен, но я внутренне вздрогнула. Сколько раз я слышала этот голос во сне… Сколько раз представляла, как он произносит мое имя… Снейп успокаивающе сжал мою руку. Это подействовало, и до меня наконец начал доходить смысл того, что говорил нам Лорд.
- …чтобы вы нашли тех, кто согласится перейти на мою сторону. Будьте осторожны, потому что неправильный выбор может оказаться для вас последним.

Мне показалось, что в голосе Лорда послышалась угроза. Судя по тому, как напрягся Северус, он тоже встревожился.
Лорд встал с кресла и подошел поближе к камину, повернувшись к нам спиной, и протянул к огню бледные руки. Запястья у него были по-девичьи тонкими. Смысл следующих фраз снова ускользнул от меня. Усилием воли я сосредоточилась.
-… о чистоте крови. Грязнокровкам не место среди моих сторонников. Вам ясно?
- Да, мой Лорд, - за двоих ответил Северус, а я незаметно поморщилась.

Снова разговоры о чистоте крови! Я была сыта ими по горло – мои родители, как почти все Блэки, были помешаны на этом, особенно после того, как моя старшая сестра, Андромеда, убежала из дому и тайно вышла замуж за маггла. Что касается меня, я не судила сестру, к тому же для меня ее побег не был неожиданностью. Я знала о ее отношениях с Тедом Тонксом и не считала это чем-то ужасным. Но родители, особенно мама, были просто в бешенстве. По их мнению, лучше бы их дочь умерла, чем стала женой маггла. Поэтому с тех пор дома было запрещено упоминать даже имя Андромеды. С фамильного дерева Блэков пропало также имя Сириуса – мой любимый кузен тоже оставил дом, и его приютили родители Поттера. Чтобы избежать повторения истории, мою младшую сестру, Цисси, отдали в особую школу во Франции, куда зачисляли только чистокровных волшебников. Я не сомневалась, она станет настоящей аристократкой, прекрасной, как цветок, и холодной, как лед.

Интересно, что бы сказали родители, узнав о моих «успехах». Раньше они советовали мне повнимательнее присмотреться к Люциусу Малфою, но меня, признаться, тошнило от одного взгляда на его холеную физиономию. Зато в его жилах текла чистейшая кровь. Ну что ж, у Лорда, по-видимому, тоже пунктик на этот счет. Интересно, почему же для Снейпа он сделал исключение – ведь тот тоже не был чистокровным волшебником.

Лорд повернулся к нам, и я снова поспешно уставилась в пол.
- Ты можешь идти, Северус. Белла сегодня останется здесь, со мной.
- Нет! – глаза Снейпа сверкнули яростной решимостью. – Нет, – повторил он и до боли сжал мои пальцы, будто боясь, что я начну вырываться.
Кажется, я забыла, как нужно дышать, когда Лорд насмешливо взглянул на нас. Такая дерзость, несомненно, позабавила его.
- Какая трогательная забота! – этот вкрадчивый тон заставил мое сердце затрепетать еще сильнее. – Но, может быть, правильнее спросить у нее самой?

Похоже, Северус все же не смог закрыть от Лорда мои мысли… Впрочем, я думаю, их нетрудно было прочесть по моему лицу. Я подняла ресницы, стараясь, впрочем, не смотреть Лорду в глаза.
- Белла, - Лорд задорно, по-мальчишески улыбнулся. Теперь даже лютый недоброжелатель не назвал бы его мрачным или зловещим – при желании Лорд умел быть очень обаятельным. - Ты хочешь остаться сегодня здесь, со мной?
Я молчала, до крови кусая губы. Только бы не…

- Белла! – голос Лорда изменился мгновенно. Теперь он звучал повелительно и властно, на осколки круша мое самообладание. – Ты останешься сегодня со мной? – только едва уловимый оттенок голоса указывал на то, что это вопрос, а не приказ.
Я поняла, что пропала. Сейчас я упаду на колени перед Лордом, умоляя позволить мне остаться с ним хоть на минуту. Я сделаю все, что он прикажет. И если Северус попытается возразить, я убью его без колебаний. И неважно, что будет со мной потом.
Наваждение длилось доли секунды. Снейп не двигался с места, Лорд, все еще улыбаясь, смотрел на меня. Мои пересохшие губы сами выдохнули ответ:
- Н-нет, мой Лорд. Если позволите, я хотела бы вернуться в Хогвартс вместе с Северусом.

Снейп, не дожидаясь реакции Лорда и того, что я передумаю, мгновенно аппарировал, и мы оказались у ворот школы, по колено в снегу. Северус отпустил мою руку, только когда мы добрались до гостиной Слизерина.

Мы оба тяжело дышали, как после долгого бега, и буквально рухнули на вытертый диван в гостиной. Мы оба были совершенно измотаны. Снейп – «двойной» окклюменцией, которую ему явно пришлось применить впервые, я – тяжелым испытанием на прочность, которым стала для меня долгожданная встреча с Лордом. Отдышавшись и немного придя в себя, мы вышли на заснеженную террасу. Снейп закурил – он уже давно пристрастился к маггловским сигаретам, а я просто стояла рядом, вдыхая терпкий дым, глядя на уютные огни школы и медленно кружащиеся снежинки. После свидания с Лордом от стыда у меня горели щеки, и я была безумно благодарна Снейпу за то, что он спас меня от унижения. Не знаю, понял ли он, на что я была готова, прочел ли он это в моих мыслях, но так или иначе…

По его лицу невозможно было прочесть, осознавал ли он, что предложение Лорда значило для юной аристократки вроде меня. Беллатрису Блэк сравнили с уличной девкой, которая прибежит по первому зову! Трудно представить худшее оскорбление. Даже то, что по сути это было правдой, никому не давало права озвучить это вслух. Как низко я пала… Впрочем, до дна этой бездны еще далеко.

Я, не удержавшись, опустила голову Северусу на плечо, смахнув снежинки, шепнула ему «Спасибо». Он осторожно обнял меня, небрежно уронив с балкона недокуренную сигарету. Она ярко вспыхнула в воздухе, и только серые хлопья пепла коснулись снега.

Северус как-то странно взглянул на меня, и медленно, как завороженный, провел пальцами по моей пылающей щеке.

Мы целовались медленно, осторожно пробуя друг друга на вкус, вдыхая острый морозный воздух. Я со вздохом запустила руку в его волосы, плескавшиеся на ветру. Ближе, ближе… Мне хотелось быть еще ближе, обнять его крепче, обвиться вокруг него, просочиться ему под кожу. Это было так естественно, будто мы всю жизнь провели вот так, сплетаясь в объятиях. В эти минуты я забыла о Лорде, о Лили, да что там, я забыла вообще обо всем. В мире существовали только его руки, сомкнутые на моей талии, его развевающиеся волосы, его губы, нежно прикасавшиеся к моим. Войди сюда Алиса или Сириус, я бы даже не заметила.

Нельзя сказать, кто первым закончил поцелуй. Мы отстранились друг от друга одновременно, дрожа уже совсем не от холода. Северус снова взглянул на меня плывущим взглядом. Он явно был не в себе. Впрочем, то же самое можно было сказать обо мне самой.

Прежде чем я придумала, что сказать, он судорожно вздохнул, резко сжал левое предплечье, и со стоном рухнул на покрытые инеем доски.
 
Форум » Библиотечная секция "Гет" » Другие пейринги » В ладонях твоих (Автор: Беса,PG-13,romance,ТЛ\ББ, миди, в работе)
Страница 1 из 11
Поиск:

Copyright MyCorp © 2017